Renesense

Объявление


Ренесенс - это игра в жанре классического фэнтези; история мира, в котором есть место магии и стали, коварству героев и благородству злодеев, божественному провидению и прихотям судьбы.
Это жизнь, которая мечется между тьмой и светом в поисках собственного пути.
Ренесенс - это война богов в мире людей.
Дата и погода: март 1307 года,
близится наступление нового года. ≈12 °C
Подробнее»

• Гайд для начинающих

Открыты новые квесты,
которые ожидают своих участников!
Администратор:
Айнулиндале, Айэрес

Модератор, мастер: Гриффис
Мастер: Айга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»


Таверна «Волчье логово»

Сообщений 61 страница 74 из 74

1

Таверна под вывеской с изображением воющего волка представляет собой крепкое, невысокое здание в два этажа, со стрельчатой крышей и небольшой мансардой. Нижний этаж по обыкновению занимает общий зал с большим гротескным камином, крепкими дубовыми столами и оленьими шкурами на стенах. Горячая еда и горячительные напитки обеспечены каждому. Хозяин таверны готов предоставить комнаты постояльцам с совершенно разным достатком, а за дополнительную плату обеспечит и развлечениями на любой вкус. В «Волчьем логове» всегда можно отыскать алхимика, приторговывающего зельями из-под полы, наёмника, вора...
Таверна пользуется популярностью как у гостей, так и у местных жителей, здесь почти всегда людно и шумно. Вокруг камина свернувшись клубочками дремлют кошки, потомки привезенных во время чумы степных собратьев и уважаемые в городе как истребители крыс.

0

61

Дом Гриффиса

Этим утром в "Волчьем логове" было сравнительно тихо. Несколько завсегдатаев вяло гудели по углам с кружками не поддающейся опознанию алкогольной бурды, видимо опохмеляясь после вчерашних возлияний. Кое-то, правда, посчитал, что утро - не повод не квасить, и уже вовсю занимался алконавтическими погружениями. Гриффис не без зависти покосился на последних - на душе было так погано, что безудержно хотелось напиться вдрызг, послав к демонам и расследование, и герцога-кровососа заодно. Впрочем, если быть совсем откровенным, такое желание у сего гражданина Темных Земель и так возникало часто, по поводу и без.
Трактирщик вяло оторвался от натирания тряпкой весьма посредственной степени чистоты щербатого деревянного кубка и сонно уставился на оборотня.
- Ага, и тебе привет, - Ехидно заметил Гриффис, положив на барную стойку свой шлем и опершись об неё бронированными локтями.
- По делу или выпить? - Ничуть не смутившись, поинтересовался в ответ трактирщик.
- По делу, - Кивнул оборотень и наклонив голову немного вперед, уже тише спросил:
- Мне нужно знать о всех твоих постояльцах из Светлых земель за последний месяц. Особенно интересует информация насчет тех, кто уехал и приехал совсем недавно.
Трактирщик с ног до головы окинул собеседника угрюмым взглядом. «Ох уж эта стража…» - читалось на его лице, - «Денег за сведения с них не вытрясешь, но и не пошлёшь куда подальше, как простых наёмников».
- Шутишь, стражник? В последние недели, после оглашения указа миледи Инсертус, светлые бояться и шагу ступить через границу, не имея на то официальной причины. Ваша братия и охотники за наживой тащат всех, кто подозрительно выглядит, в Допросный Дом.
Гриффис с деловым видом кивнул, хотя на самом деле ни черта про подобный указ не помнил. Эсфеба упоминала о чём-то подобном в Танаманне, но тогда была несколько не та ситуация, что бы разбираться в случайно оброненных фразах.
- А мне птички напели немного другое. – Медленно проговорил комендант, задумчиво ковыряя когтистым пальцем деревянную столешницу. Несмотря на кажущуюся легкомысленность намёка, в голосе его прозвучала стальная жесткая нота.  – Про нескольких гостей из Серебрии и даже про одну из Инды.
«Быть может Айэрес забредала сюда по старой памяти, если действительно была здесь?»
- Насчёт гостьи из Инды ты прав.
Сердце Гриффиса пропустило удар. Неужели?..
- Но то была приёмная дочь министра Дориана Кальваро, - Спокойно довершил трактирщик, многозначительно покосившись на Эстель. – О ней многие говорят – всё же не часто тёмные принимают в свои семьи светлых эльфов. О серебрийцах же я, клянусь Безликой, слышу впервые.
Комендант сверил его тяжёлым внимательным взглядом, пытаясь понять, не лжёт ли старый пройдоха.
- А ты что думаешь, Эсти? – Вздохнул он наконец, сгребая со стойки шлем и пристраивая его под подмышкой. – Похоже, мы снова в тупике.

+3

62

Пока ехали в сторону таверны, травница держалась где-то на пол-корпуса сзади, находясь в довольно задумчивом состоянии, периодически косясь на затылок названного брата, будто надеясь, что он (затылок, в смысле) сможет что-то посоветовать в свете сложившейся ситуации. Кошки, которые пантеры, решили, что чесать когти в молчании – скучно, потому затеяли концерт, так что теперь помимо терзаний души под когтями где-то в глубине ещё и ныло, едва не скручивая всё в узел, если не норовящий порваться, то растягивался весьма недвусмысленно, хоть и медленно.
Трактир встретил запахом жареного лука, какой-то браги, изображающей пиво, подгоревшим мясом и, вроде бы, потом, хотя на счёт последнего Эстель не была уверена. Так же как не была уверена, что тут всегда так тихо и безлюдно довольно-таки для таверны. Впрочем, утро же. Едва ли в Тёмных Землях все выпивохи синюшные сплошняком, да и путники, если таковые имеются тут, вряд ли проснулись. А если и проснулись, то едва ли не нашли чем заняться, кроме заливания глаз хмельными напитками.
Когда Грифф облокотился на стойку, эльфийка предпочла встать у него за плечом, нарочито скучающим взглядом окидывая трактир и потягивая аккуратно воздух, будто надеясь уловить запах убийц серебрийца. Уши сами по себе улавливали шепотки переговаривающихся за столами, не придавая им значения. Пока.  К делу они всё равно не относились, хотя проскальзывали некоторые, за которые медиуму хотелось устроить горе-остряку взбучку. Удерживало то, что находящийся тут же комендант едва ли будет в восторге от подобных вывертов подчинённой, пусть она и его сестра.
Уловив многозначительный взгляд трактирщика, оборотница молча заправила за ухо светлую прядь волос эти самое ухо скрывающую. Шрам на ухе и так был не особо толстым, оборотничество же и вовсе сровняло его цвет с цветом кожи, словно бы зарастив, так что признать в Нимфин светлую эльфийку оказывалось довольно сложно. Правда, если после разборок с земляным магом и признанием Эсфебой её, Эстель, как дочери…
«Кажется, в этом смысле я питаю иллюзии беспочвенные. У меня для человеческой девушки слишком тонкое телосложение, пожалуй. Те раздаться могут во все стороны, став из девушки тётушкой, при чём вне зависимости от возраста, а мне такое если и грозит, то не скоро. Точнее, не грозит вовсе, если Грифф решит гонять меня как вшивую по бане, тренируя и обучая фехтованию на мечах… Стоп, о чём я думаю? У нас посла убили, а я тут о внешности! Дура!»
- Светлая в Тёмных Землях? И её на кусочки не разобрали? – приподняла брови травница, скорчив скептическую мосю. – Нет, ясно, что её удочерили и всё такое, но как-то странно всё же. Сам подумай: меня Эсфеба тоже удочерила, но я предпочла уехать, не желая украшать своей головой шпиль Дивэя. Может, пост коменданта и не столь высок, но всё же тоже какое-то пространство для манёвра даёт. К тому же, если применять закон, то в отношении всех, вне зависимости… Я имею в виду, что распространиться закон должен был и на дочь министра, раз уж его ввели, иначе смысл в этом законе? Простой городской стражник или наёмник едва ли эту фифу на допрос бы отправил – статус у отчима больно высок, - но дворцовая-то стража вполне мог что-то такое осуществить? Или я чего-то не понимаю? Хотя, может, это и не наше дело.
Во всяком случае, мне бы хотелось с этой остроухой поговорить. Вдруг она что-то слышала? С тобой она едва ли откровенничать будет – ты всё же дроу, зная этих индских детей могут и не захотеть общаться вообще, а надавить не выйдет, - а я, глядишь, что-то и разузнаю, если повезёт.

Хендулуини снова огляделась, краем уха уловив слова «Да полюбовница это его новая! Зуб даю! Болезная, говорят, девка, одной ногой в гробу стоит…». Имени находящейся при смерти девицы, правда, не назвали, потому напрягаться на счёт того, что это, возможно, касается её, Эстель не стала. Мало ли болтают. Впрочем, если сплетни всё же о ней, искать, откуда ноги у этой сплетни растут, долго не надо. Шёпот, которым были высказаны предположения о болезни, помнится, по всему управлению стражи шёл, стоило им с братом пройти по коридору, так что вопросы к коллегам.
- Я, в принципе, и не верила особо, что мы тут что-то найдём. Это же трактир! Сегодня человек или нечеловек тут, завтра его нету. Почитай, что концы в воду. Практически. С другой стороны, если трактирщик не запомнил никого, кто мог бы приехать из Серебрии инкогнито в целях устранения посла, как неудобного регенту элемента, то есть два варианта: первый – он не останавливался в трактире, найдя, у кого ещё можно снять комнату; второй – этот человек или не-человек местный. Потому что даже приехавшего сюда за жизнью посла наёмника из Танаманна трактирщик запомнил бы.
«Или всё это несчастный случай, но едва ли этот кровопьющий герцог, охочий до тепла дроусского женского тела, согласиться на такой расклад. Ему же надо Эликнору виновника торжества…в смысле, убийства... предъявить.»
- Как думаешь, Грифф, эта фифа остроухая может сюда заявиться? Я не говорю, сейчас, а вообще, в принципе?
Под взглядом зелёных глаз, словно говорящим «Ты что, даже остатки ума распродала?», оборотнице стало нехорошо. Эстель почувствовала, что щёки невольно начали гореть, выдавая смущение. Травнице только и осталось, что руками развести, мысленно, одним выражением глаз говоря «Ну мало ли, я ж только предположила…»

Отредактировано Эстель Нимфин (2014-12-16 14:30:24)

+2

63

- Титул ее отца слишком высок, что бы даже дворцовая стража могла дозволять себе такие вольности, - Откинувшись спиной на стену, ответил Гриффис. - Будь у нас прямой приказ лорда Элинкора, то схватить ее за жабры и вытрясли нужную информацию любыми сподручными методами. Когда на кону вопрос государственной безопасности, средствами гнушаться не приходится.
Комендант ненадолго умолк, точно смысл собственных слов дошел до него самого только сейчас. И, что было самым чудовищным - разговор о пытках он вел совершенно спокойным, будничным тоном, не ужасаясь этому, как было бы это прежде. Впрочем... Едва ли он вообще завел бы подобный разговор всего недели две назад.
Неожиданно ему вспомнился миг в дворцовом саду, и собственное отражение в воде поилки для птиц. Свое, и в то же время чужое. Холодный, жестокий взгляд совсем иной личности. Поющий Меч тогда о чем-то предупреждал его, но о чем именно - Гриффис не мог вспомнить, сколько не старался. Чуть тряхнув головой, точно желая отогнать непрошенные мысли, он постарался вновь сосредоточиться на деле:
- Конечно, чисто теоретически она может зайти сюда в любой момент, - узнать последние слухи или просто перекусить, но мы... я не имею права терять время понапрасну. Нужно объехать и расспросить стражу на всех городских воротах - как же я сразу об этом не подумал! Стоило разослать гонцов к ним еще вчера, но теперь быстрее будет сделать это самостоятельно. Так же нужно отправить запрос к дознавателям Дивэя - приказ миледи должен сослужить в нашем деле добрую службу. Едва ли сейчас хоть один чужестранец сможет проскочить по Мистерии незамеченным. Сюда, как и в другие таверны и более-менее значимые места разослать наблюдателей - таким образом мы будем в курсе передвижения всех чужаков и нашей таинственной эльфийской леди.
Комендант поудобнее пристроил шлем на сгибе локтя и двинулся к выходу.
- В Дивэе не отходи от меня ни на шаг, ясно? На лице у тебя не написано, что ты – оборотень. Пойдём. День предстоит долгий, будет много дел.

Галереи и коридоры замка

+2

64

Травница-стражница, сказать честно, не ожидала, что брат выдаст что-то такое. Судя по лицу, он тоже от себя такого не ожидал, потому постарался вернуться к текущим делам, быстро стерев с лица несколько озадаченное выражение. Только вот того времени, что было потрачено оборотнем на работу мозга, соображающего, что он только что сказал и о чём он сказал, Эстель успела испугаться.
«Так безразлично… Так буднично… Словно одел маску, став жестким и жестоким… Или снял? Как тогда, когда выкручивал мне ухо, требуя ответа. Но тогда он будто бы озверел, так что если бы не оклик Эсфебы – занялся бы отрыванием слуховых органов с целью сооружения бус для орков…»
- Ой, далась тебе эта ледя! – сморщила нос Нимфин. – Ну припёрлась какая-то светлая, может, метаморфка, закосившая под дровийку, чтобы её тут на кол не посадили, но лопухнулась, забыв перекрасить глаза, - и что? Может, эта мадама – алхимичка. Сам подумай: кто в здравом рассудке будем соваться к дроу в пещеры? Ну, кроме алхимиков, сочетающих сие ремесло с магий метаморфизма? Сходила, наскребла себе лишайников да грибов – и до дому до хаты, обратно в Инду убралась. Что ж теперь, каждую дровийку проверять на метаморфизм и цвет глаз? А может, это вообще мужик был? Кто этих метаморфов знает, может, у них все мозги набекрень из-за постоянных превращений, что они уже не понимают, какого они, собственно, пола. Не оборотни ведь…
Договаривала это травница уже спине брата, вприпрыжку пытаясь его догнать и, попутно, кивая, чтобы показать, что всё поняла. Словно Гриффис мог спиной видеть её жест! Но об этом моменте Эстель сейчас не думала. Мысли вертелись вокруг соображения, что брат, не смотря на старания матушки, меняется. И меняется страшно настолько, что его, порою, не узнать…

Галереи и коридоры замка

+1

65

Второй сезон
http://s7.uploads.ru/t/zKVtZ.png

Все последующие события разворачиваются начиная с 1 марта 1307 года, согласно форумному летоисчислению. Завершение предыдущих отыгрышей переносится во флешбек по усмотрению игроков. С изменениями в мире и произошедшими событиями можно ознакомиться в соответствующей теме.

Отредактировано NPC (2015-11-30 23:41:37)

0

66

Улицы города<-------

Леннис стоял на пороге, глядя на общий зал. Вернее на то, что раньше было общим залом, а сейчас представляло собой разгромленную залу. Столы были разбиты и перевернуты, люди валяли вповалку, с чудовищными синяками и взбухающими фингалами. Кто то висел на люстре, а кто то был прост вдавлен в полн и сейчас храпел там, не собираясь вставать. Смертельно раненных не было, убитых тоже, но зал нуждался в ремонте. Единственным, кто был в сознании, был один пьяница, который сидел за обломком стола и пил. В общем то по лицу этого мужика было видно, что он прикладывается к бутылке нередко и с удовольствием. Леннис, перешагивая через тела, подошел к пропойце и спросил, - Уважаемый, а что тут было?
Алкоголик поднял свои красные глаза на некроманта, словно забыл человеческую речь и сейчас пытается вспомнить её, что бы понять что ему сказали, - а потом ответил, - Да вот, друга я потерял, хороооошего! Нашел сегодня утром, около лавки золотых дел мастера. Вижу - стоит. Ну я его позвал выпить. А он пошел. Ну мы и выпили. Я ему все про жизнь свою горемычную рассказал, а он слушает, да знай мне наливает и сам пьет. Правда, стеснительный такой, каждый стакан нужно было уговаривать выпить. А тут кто то возьми да и крикни, что я дескать, с грязью пью, потому что сам я грязь и есть. А я разозлился и говорю, давай, мол, друг, набьем всем морды. А он, великая душа, откликнулся! И давай мы всех тут бить! А как морды всем набили, пришла девочка какая то и спросила, можно ли ей его одолжить. Я грю, можно. Вот она его и увела отсюда. А я тут сижу, жду пока друг мой вернется! Ох и бедный я - а -а - а!, - а потом он хлебнул ещё вина и просто упал, задыхаясь рыданиями.
Значит сейчас, мой боевой голем в распоряжении какой то девчонки?, - медленно протянул Лэн, ощущая острую потребность присоединится к пьянице в рыданиях.

0

67

Войдя в "Логово" следом за ворвавшимся, словно ураган, некромантом, Хендулуини некоторое время тупо смотрела на зал. В смысле, оглядывала зал, где меж разбитых в щепу лавок, столов и стульев валялись избитые завсегдатаи. Тишина стояла удивительная. По прошлым посещениям этого заведения Эстель помнила, что тут всегда кто-то гудит, иногда - в прямом смысле слова. Служанки не сказать, что с ног сбивались, но работа была и девушки были в зале. Но это, по всему видно, был особый случай.
Аккуратно ступая, чтобы не отдавить вольно валяющимся что-нибудь важное, оборотница подошла к Лэну, ведущему беседу (если так можно выразиться) с одним-единственным не побитым обитателем "Волчьего логова". Обитатель отличался чётко написанной на лице степенью испитости. Вовремя, чтобы услышать слова спутника.
- Ты хоть понимаешь, что, когда узнают о том, чей на самом деле голем, тебе придётся оплатить ремонт трактирного зала? Иначе хозяин сего милого заведения точно жалобу накатает, так что будет у тебя не только душевные терзания, но и финансовые проблемы...
На слова о том, что голем у какой-то девчонки, Хендулуини постаралась не реагировать. Не в плане не замечать, какие проблемы нарисовались, а удержаться и не пускать на лицо ехидную улыбку, говорящую "Молодец, маг! Мало того, что у тебя голема пьянь подзаборная увела, так ещё и отдала в долг ребёнку, который не понятно как с ним поступит и какие приказы отдавать будет. Тебе наверняка в Академии за предусмотрительность хорошую оценку ставили!"
- То-то мне показалось, что запаховый след отсюда уходит куда-то ещё. Я ещё засомневалась, туда ли я тебя привела? Выходит, туда, но надо дальше. - Эстель потёрла пальцами переносицу. - Скажу честно: я понятия не имею, как долго я смогу идти по следу. Дождь скорее моросит, чем льёт как из ведра, но это не значит, что он не ликвидирует запах. Убивает, просто медленнее. Если дожддь не усилится, то у нас минут пятнадцать, - медиум почесала в белокурой макушке, показывая, что может ошибаться, - наверное. Но я не уверена...

0

68

Лэн посмотрел на пьяницу, испытывая сильнейшее желание его просто придушить. Во - первых, из мести за угнанного голема, а во - вторых, как нежелательного свидетеля, ну и в третьих, просто хотелось кого то убить. Впрочем, Лэн не отметал и самоубийство, в такой ситуации оно казалось весьма неплохим способном сведения счетов с жизнью.
Это ещё узнать надо, - шепотом проговорил Лэн, - На големе все же не написано, чей он. Но если узнают..., - тут Лэн издал звук, нечто среднее между криком зажариваемого заживо человека и прижатой к полу сундуком кошкой. Если кто то об этом узнает, то охрана ему действительно понадобится. Отбиваться от тех, кого этот голем сейчас побил. А то они наверняка захотят вернуть некромагу должок, да ещё с процентами каждый синяк, фингал и ушиб буду возвращать. Впрочем, дела ещё шли на лад, Лэн тихо взмолился что бы девочка просто поиграла с големом в дочки - матери или ещё какую то спокойную девчачью игру, после чего он его просто заберет. Впрочем, милые девочки около таких мест как это, не бывают, поэтому скорее всего это какая то уличная девчонка. Что только увеличивает возможные проблемы.
Если у нас всего пятнадцать минут, то идем быстрее!, - сказал Лэн, чуть ли не до потолка подскакивая, - Возможно девочка не увела голема далеко. А может она сейчас просто проверяет, что он может, а чего не может. Тогда мы можем её найти. Это шанс, слабый конечно, но шанс., - Лэн так говорил, успокаивая себя. Однако реальность была к нему сегодня действительно сурова и подтверждала его худшие опасения.
В одном он оказался прав - долго им искать не пришлось. Голема увела девчонка и решила сделать с ним то, чего с големами обычно не делают, а именно - покататься. Бежал голем быстро, усталости не знал. Но самое важное - он сшибает все на своем пути и всех тоже. Поэтому уже через пять минут, прямо перед Лэном и Эстель, промчалась телега, запряженная големом, с группой из шести детей на борту. Пятеро просто развлекались, швыряясь во всех окружающих гнилыми овощами, коих было в телеге немало, а пятая, девочка, правила големом как лошадкой.
То, что сказал Лэн, было сложно перевести на нормальный язык, так как считалось неприличным, даже среди пьяных сапожников.
Итак, голема мы нашли, теперь осталось его догнать., - сказла Лэн, при пуская за телегой на своих двоих. А когда дети заметили погоню, то обрели цель для метания гнилых овощей. А метать они их умели поразительно метко. Поэтому через две минуты, Лэе бежал уже с гнилым помидором на голове.

0

69

- Для людей и дроу – не написано, а для оборотней? – кротко полюбопытствовала Эстель и тут же развила мысль: - Если в таверне был хоть один оборотень, то он чуял идущий от голема запах. Твой запах, Лэн. Мы появились в таверне чуть ли не следом – думаешь, у этого теоритического оборотня внезапно непробиваемый насморк случился или идиотия какая, что он не почувствует твой запаха или не поймёт, что ты как-то связан с големом? А если он во всеуслышание заявит, что ты хозяин голема, тогда тебе не только хозяину «Логова», но и всем, кого твоя игрушка навалять успела компенсацию выплачивать придётся. Жалование же у стражников, вроде, не бесконечное. Когда же деньги у тебя закончатся - а они закончатся быстро - тебе точно охрана может понадобится из-за угрозы самосуда со стороны добрых мистерийцев…
Заканчивала травница уже в спину устремившемуся на улицу некроманту, поспеть за которым было сложновато – очень уж длинноног и быстр был Штайнкопф. Но эльфийка всё же справилась, тем более, что далеко идти и не пришлось…
«Ядрёна матерь…»
Увиденная картина, отличающаяся чисто мистерийской пасторалью: телега, гружёная ребятнёй, с впряжённым в неё големом, - заставила Эстель зависнуть на некоторое время. Рысь не сказать, что ас в магии и понимала в големостроении, но ей всегда казалось, что голем, которому прилеплен эпитет «боевой» едва ли подходит для чего-то ещё. И тем паче она не ожидала, что кому-то взбредёт в голову использовать его в качестве лошади.
Надо было что-то предпринять, но разум отказывался выдать хоть какую-то идею. Даже сумасбродную. Девушка буквально ощущала, как внутри черепа с отказывающимся работать мозгом пролетает муха. Влетает в одно ухо и вылетает в другое, громко жужжа при этом. После же того, как мозг начал подавать признаки жизни, на язык начали проситься слова, но все исключительно бранные, лимит по которым Нимфин, кажется, уже превысила сегодня.
Прийти в себя окончательно помог рывок Ленниса в сторону телеги. Что он говорил, травница пропустила, а потому действия мага оказались для эльфийки неожиданностью. И доказали, что гнаться за стервецами по земле, значит, превратиться в чучело огородное, увешанное тухлыми овощами.
Оглядевшись, Хендулуини наметила другой путь – по крышам.
«Если получится, оседлаю голема и остановлю это безобразие. Если нет… я же оборотень, кости у меня должны заживать быстро…»
Самым главным было не потерять ни одной лишней секундочки сверх того, что оказалось потрачено на забраться на крышу таверны. А потом – бегом. Бегом, перепрыгивая с крыши на крышу, поскальзываясь на черепице, но всё же догоняя. Потом поравняться, спуститься на козырёк лавки, прыгнуть…
Медиум чуть-чуть промахнулась, так что острые, похожие на когти, ноготки проехали по толстой «коже» голема, но в конце концов травнице удалось зацепиться и даже подняться на «плечи» боевой куклы.
- Стоять!
Услышавший приказ голем послушно замер – телега по инерции въехала ему в зад, но творение магического гения не обратил на это внимание: что ему какая-то там телега?
Детворе же, попадавшей на дно телеги, остановка не понравилась. То ли боялись огрести от старших за своё овощеметание, то ли просто не желали прекращать развлечение, медленно перерастающее в приключение.
Кто из мелких пакостников крикнул «Вперёд!» и когда, травница, занявшаяся высвобождением чужого имущества из упряжи, упустила. Зато эффект прочувствовала по полной: рванувший с места в карьер голем натянул постромки так, что их в пору было резать, а не растягивать.
Красочно матерящаяся эльфийка, опрометчиво отобравшая у «возницы» вожжи и намотавшая их на руку – на всякий случай, – болталась на упряжи, словно штандарт. Она старалась перебраться в телегу с целью раздачи воспитательных мер по шейным позвонкам и затылкам мелких паршивцев, но пока не получалось. Получалось только любоваться мостовой, в опасной близости от которой приходилось мотыляться, питая надежду на не огребание травм пачки различной степени тяжести.
- СТОЯТЬ, …!!!
Этот рык, кажется, воспринял не только голем, но и прохожие, замершие в различных позах на половине движения.
Эстель же, получившая возможность отцепить сведённые пальцы от упряжи и освободить руку от вожжей, пошла выполнять своё страстное желание, свербящее уже минут пять или десять – раздать люлей вороватой детворе. Некоторым дважды, чтобы сдачи не просили. И лишь после того, как закончила с воспитанием молодого поколения, отправилась освобождать голема.
- Лэн, забирай своё хозяйство!
Судя по недовольному гулу «воспитанные» детишки были расстроены таким поворотом дела.
- Он же не ваш! – в голосе «возницы» чувствовалась обида. – Я его взаймы взяла у пьянчуги. Он, наверное, забыл уже про него, так что он наш!
- Ваааш? – оборотница ехидно приподняла брови. – С чего это? Ты же сама сказала, что взаймы взяла, так?
- Так, но…
- А раз так, то он уже не ваш, - отрезала Хендулуини. – Далее… пьянчуга был похож на мага?
- Нуу…нееет.
- А на человека, могущего позволить себе - на минуточку – БОЕВОГО, боевого, а не ездового, голема?
- Ээээ…
- Вот именно. Он его увёл у моего друга.
Невысокая кругленькая девочка лет десяти-двенадцати, лицо которой было обрамлено песочного цвета кудряшками, посмотрела на травницу так, словно эльфийка забирала у неё заступника. Телохранителя, транспортное средство и няньку в одном лице.
- Вы его заберёте? – поинтересовался держащийся за распухшее после оплеухи ухо курносый конопатый мальчишка, из-под шапки которого торчали во все стороны ярко-рыжие волосы.
Освободившая голема Эстель ответить не успела, потому что «возница», звонко крикнувшая «Нет!», с места сиганула на «плечи» голема и скомандовала «Вперёд!», удаляясь от почтенного собрания, вокруг которого уже начали собираться любопытствующие.
Хендулуини только и осталось, что тяжело вздохнуть, дабы подавить желание выразить свои эмоции в привычном неценурном ключе – и так слишком часто сегодня использовала говор пьяных сапожников.

0

70

В силу того что Лэн был единственным из прохожих на улице, кто бежал не от голема, а за ним, овощей ему досталось немало. Практически он представлял из себя идеальную мишень, поэтому вскоре начал походить не на некроманта, а на друида, при чем друида, сошедшего с ума на почве служения природе и богине. Хотя термин, "чучело огородное" ему сейчас подходил больше, как и слово "вонючка". От Лэна уже шарахались не только птицы, принимавшие его, не иначе как за смерть свою, но и обычные прохожие. Даже если их не пугал его внешний вид, то запах сражал наповал.А уж когда к гнили овощей примешался ещё и запах пота, быстро пропитавшего Ленниса, то от его аромата можно было и упасть в обморок.
Впрочем, несся Лэн с поразительной даже для себя скоростью, а ароматам мог бы даже порадоваться. Чем меньше свидетелей, тем лучше и проще будет похоронить всю эту тайну. При чем настроение у Ленниса было такое, что похоронить он его мог вместе со всей ребятней, которая сейчас кидалась в него этими отбросами.
Когда Эстель на конец то накинулась на голема и приказала ему стоять, Лэн, думая что все уже кончено, перешел на шаг и наклонился, что бы просто отдышаться. Ноги горели, а грудь казалась сейчас лопнет. Однако когда он поднял голову, телега снова двигалась, а Эстель нигде не было видно. некромант побежал снова, потом снова показалась Эстель, снова остановила голема и начала раздавать воспитание, через физический контакт. Леннис снова притормозил, снова наклонился что бы отдышаться. А когда поднял голову, какая то девчонка, уезжала на его големе, сидя на его плечах.
О, теперь я ненавижу детей!, - в сердцах подумал Лэн и решил что голем просто не стоит таких нервов. Сделать нового, хотя это будет психологически непросто после подобного, гораздо проще. Поэтому Лэн, воспользовался тем что улица была прямая, произнес заклинание уничтожения собственного творения.
Магический заряд ударил в голема и полностью разрушил его, превратив в огромное облако пыли! Пыль не достала до Лэна, он был далеко, но скрыла всю площадь перед ним, покрыв все и всех, включая Эстель, толстым слоем грязи. Правда, Лэн не забыл приплести в заклинание пару слов, что бы уничтожить запах на големе, так что теперь доказать что это боевое чудо принадлежало ему, было невозможно. После этого Лэн просто упал задницей на мостовую, потом лег на неё и стал смотреть в небо, любуясь его голубизной и наслаждением, с которым его тело остывало.

0

71

Поднявшаяся от уничтоженного голема пыль заставила Эстель расчихаться – слишком уж лезла в нос. Правда, когда она осела, приятностей не прибавилось: слой пыли припорошил белокурые волосы эльфийки, сделав их из золотистых серыми, а дождь размыл всё это так, что цвет и вовсе потерялся в получившейся грязи.
«С другой стороны, я хотя бы с высоты на мостовую не свалилась, как мелкая…» - подумалось травнице, покрутившей перед глазами кончик пряди, слипшейся от грязи, которая была големом.
Народ, недавно разогнанный големом, начал приходить в себя и, сначала с опаской, потом всё более спокойно возвращался на улицу, огибая чумазую, словно трубочист, оборотницу и валяющегося на мостовой мага, к которому медиум и направилась.
- Лэн? – Эстель присела на корточки возле мага. – Ты как?
Спрашивая это у некроманта, Хендулуини имела в виду, естественно, не эстетическую сторону вопроса. Девушке почему-то показалось, что горе-кудеснику раньше не приходилось бегать ни на короткие, ни, тем более, на длинные дистанции, а значит нетренированные мышцы должны весьма конкретно возмущаться. Ей-то проще было: с тех пор как травница попросила научить её фехтовать, брат о тренировках не забывал, добавив, кроме фехтования, и другие физические нагрузки, едва поняв, что выносливость девушки так же надо повышать. Правда, последнюю неделю или около того Грифф с Эстель не занимался, будучи занятым. Зато присылал одного из своих «придурков», как он ласково и нежно называл отряд, капитаном которого некоторое время назад.
- Нет, так дело не пойдёт. – решительно мотнула головой медиум, подавая Лэннису руку, чтобы тот мог подняться на ноги. – Не мужчина прям, а…я не знаю. А если тебе придётся откуда-то умотыльнуть? Ты хоть понимаешь, что тебя в два прыжка догонят и отбивную сделают? Я имею в виду, если рядом никого из воинов не будет. Нет, решено! Ты будешь тренироваться со мной. И это не обсуждается. Сейчас же тебя надо в порядок привести, а то грязный, как не знаю кто. Можешь подрабатывать вывеской у выгребной ямы.
И да, начать тренировку мы можем прямо сейчас с пробежки до дома. До чьего – не важно, лишь бы там была ванна или баня. И помни, что после бега сразу останавливаться нельзя! Вредно для организма – это я тебе как бывшая целительница говорю. Надо просто идти, на ходу делая дыхательные упражнения. Усвоил? Отлично! Тогда встал и пошёл!

Общение с дроу дала свои плоды. Раньше Нимфин едва ли набралась бы наглости командовать кем-либо вот так запросто, а сейчас… То ли пример Эсфебы дал такой эффект, то ли что-то ещё, но травница была готова поднимать мага чуть ли не пинками и в том же режиме гнать его. Бегом. Не давая расслабиться и остановиться, чтобы передохнуть.
- Чего смотришь как на неродную? Общий забыл и из-за этого ничего не понял? БЕГОМ МАРШ!!!
О том, какой эффект произведёт на некроманта её поведение, Хендулуини задумываться даже и не собиралась.

0

72

Мускулы, до этого смиренно терпящие обрушившиеся на них издевательства, сейчас отрывались по полной программе! Они выли и крутились, буквально каждым волокном, каждое клеточкой давая магу понять, как они им недовольны и что бы они с ним сделали если бы могли. Лэн чувствовал себя так, словно его пытали, тело словно налили свинцом, причем щедро. Дышать и то было непросто. Грудь вздымалась так, словно сейчас лопнет, сердце пыталось покинуть родную грудную клетку, а в легкие словно кто то жидкого огня налил. Ощущения были пренеприятнейшие. Однако в какой то мере Лэну было хорошо. Проблема была решена и он предавался некоторой эйфории от этого ощущения. Впрочем, все хорошее когда то заканчивается. И тут подошла Эстель.
Не мужчина прям, а…я не знаю
А что, без способности носится как угорелый мужчиной быть нельзя?, - лениво ответил Лэн, - Эст, успокойся. Голема нет, проблема решена. А значит можно спокойно идти домой и смывать с себя следы подвига., - Леннис присмотрелся к Нимфин и продолжил, - Ну и своеобразные останки поверженного врага. Где их смывать - не знаю. Но до моего дома тут ближе, так что давай туда. А о здоровье моем можешь не беспокоится. Когда я перейду в состояние лича, оно мне уже не понадобится. Да и вообще, сегодня особый день, так что можно немного здоровья и потратить. Ничего страшного со мной не будет. Я не каждый день бегаю. И бегать не собираюсь даже не думай. У меня полно дел и кроме физического развития. А именно: работа, алхимические опыты, занятия некромантией и упражнения в магии земли. Так что мне немного не до беготни и прочих радостей гимнастики. Но твой совет я запомню. А сейчас я в том состоянии что делайте со мной что хотите, но я не встану. Поэтому сделаю просто вот так.
С этими словами Лэн призвал свои магические способности и потянулся к гнилью, которое на него нацепили. Из всего можно извлечь пользу и это не исключение. Уже погибшие овощи тоже неплохой объект для некромага. Овощи ожили, слезли с Лэна и собрались под ним, заодно подняв его над землей. После чего довольно резво понесли по улице. А заодно они неплохо массировали ему спинку. Сотворив колдовство, Лэн расслабленно лежал, пока гнилые овощи несли его к его дому.
Ну вот видишь, я даже послушался тебя., - улыбнулся в ответ Лэн, - Есть и бегом и марш. А потом будет вода и ванна. Ну, разве жизни не прекрасна?, - при это Леннис беззастенчиво улыбался, словно под дурманом.

----> Дом Ленниса

Отредактировано Леннис Штайкопф (2016-01-12 17:01:32)

0

73

- Хмм...А пока не стал - надо страстно обниматься с грязной мостовой после короткой пробежки? - хлопнув глазами, полюбопытствовала Эстель. Если постараться, то в голосе можно было услышать нотки ехидства. - А ведь если бы хоть иногда тренировался, то этого можно было бы избежать... К слову, у меня есть теория относительно зависимости концентрации мага и физических занятий. Тем, кто тренируется, концентрироваться легче, чем таким вот лентючкам, как ты.
Впрочем, травница поняла, что не переубедит некроманта, потому оставила остальные слова возмущения при себе, проворчав лишь:
- Бежать должен ты, а не гнилые трупы овощей. Я уж не говорю, что они воняют - хоть не дыши.
Собственно, запах этот заставил оборотницу чуть отстать от спутника, так что последнее маг едва ли услышал. Из плюсов же было то, что идти можно было спокойно, не зажимая нос.
"Повелитель тухлых помидоров, блин! Властелин Огурец!.. Как-то криво. А Властелин Огурцов не звучит...
Вот и придумывай после этого едкие прозвища..."

Дом Ленниса.

0

74

Кончаться свойственно всему как хорошему, так и не очень. По отношению к жизни дроу хорошесть всё же относительная, но довольно удовлетворительная, особенно, помня, что можно получить при матроне положение, хотя бы частично обезопаситься. В том смысле, что в отрытую никто не прибьёт, вот втихаря – запросто.
Тем не менее, положение, которое он занимал при Старой Матроне Чернику удовлетворяло полностью. Начеку-то постоянно приходилось быть, но от этого в Тёмных пещерах никто не застрахован.
Алхимик понимал, что пока он необходим, ему бояться нечего. Или почти нечего. Но вот к тому, что ему дадут отставку, готов не был. Слишком внезапно это произошло и по слишком глупой причине. В конце концов, раньше на его длительные отлучки на поверхность никого не смущали.
Или смущали, а он этого не замечал?
Эйр не знал ответа на этот вопрос, но зато быстро скумекал, чем ему может грозить потеря расположения матроны Зилвбрины, особенно после того, как кто-то из «доброжелателей» настучал то ли Старшей матроне, то ли двум младшим, то ли всем сразу про то, что он, Эйрохейл, способен не только лекарства ваять, но и отраву. И все они – что старая черномазая сука, и её молодые «наследницы» способные не просто убить, а превратить его жизнь в ад настолько кромешный, что смерть свою пёстроволосый воспринял бы как избавление… если забыть о том, куда потом отправляются паукопоклонники – не сговариваясь отправили ещё недавно нужного одной из них алхимика в опалу.
Маг тяжело вздохнул. Мотать из родных подземелий ему пришлось довольно быстро и, фактически, в никуда, едва успев похватать те вещи, какие возможно было унести в сумке и в руках, яды, из-за которых разгорелся весь сыр-бор, да некоторые сбережения, которые он хранил в тайнике, оборудованном в углу столешницы.
С Эрэлной они разошлись ещё на выходе из Шаньсула, рассчитывая затеряться в пещерах порознь и таким образом выбраться из ставшего ловушкой дома. И с тех пор Эйрохейл понятия не имел, что с сестрой.
Это, а также шаткое положение и угроза жизни, сделали алхимика нервным, что породило бессонницу, потерю аппетита и почти непрекращающиеся метания по комнате, снятой им в таверне столицы Тёмных Земель, из которой пёстроволосый алхимик старался выходить как можно реже. Может, это и было трусостью, но как быть и как действовать в подобных условиях, маг понятия не имел. Как и не знал, у кого искать помощи.
Уж точно не ко власть имущим, особенно, помня, как я совсем недавно одной из них невольно подгадил. Надеюсь, с волшебницей миледи Инсертус всё в порядке после того случая…
Алхимик прошёлся по комнате, постукивая пальцами по горловине кувшина с успокаивающим взваром, который, впрочем, нисколько не помогал. Взвинченность не перебивала даже усталость, заливающая тело свинцом всё сильнее и грозящая отправить сиреневоглазого отдыхать принудительно, просто спровоцировав обморок.
Но не смотря на усталость и тревогу, Эйр всё ещё надеялся, что сможет дождаться Эрэлну. Он молился, пожалуй, всем богам, кроме Ллотх, чтобы сестра сумела выбраться из Шаньсула, хоть разумом и понимал, что ей могло и не повезти, как ему, так что, может статься, что этой ненормальной язвительной заразы с мечом на перевес уже в живых нет. Он старался не слушать голоса разума, просто надеясь.

Отредактировано Эйрохейл (2017-09-12 01:16:17)

0


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»