Renesense

Объявление


Ренесенс - это игра в жанре классического фэнтези; история мира, в котором есть место магии и стали, коварству героев и благородству злодеев, божественному провидению и прихотям судьбы.
Это жизнь, которая мечется между тьмой и светом в поисках собственного пути.
Ренесенс - это война богов в мире людей.
Дата и погода: март 1307 года,
близится наступление нового года. ≈12 °C
Подробнее»

• Гайд для начинающих

Открыты новые квесты,
которые ожидают своих участников!
Администратор:
Айнулиндале, Айэрес

Модератор, мастер: Гриффис
Мастер: Айга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»


Таверна «Волчье логово»

Сообщений 31 страница 60 из 74

1

Таверна под вывеской с изображением воющего волка представляет собой крепкое, невысокое здание в два этажа, со стрельчатой крышей и небольшой мансардой. Нижний этаж по обыкновению занимает общий зал с большим гротескным камином, крепкими дубовыми столами и оленьими шкурами на стенах. Горячая еда и горячительные напитки обеспечены каждому. Хозяин таверны готов предоставить комнаты постояльцам с совершенно разным достатком, а за дополнительную плату обеспечит и развлечениями на любой вкус. В «Волчьем логове» всегда можно отыскать алхимика, приторговывающего зельями из-под полы, наёмника, вора...
Таверна пользуется популярностью как у гостей, так и у местных жителей, здесь почти всегда людно и шумно. Вокруг камина свернувшись клубочками дремлют кошки, потомки привезенных во время чумы степных собратьев и уважаемые в городе как истребители крыс.

0

31

Холодный ключ, расположенный в правой ладони остроухой, чувствовался весьма ощутимо – шероховатые подушечки пальцев, лишенные опеки перчатки, изучающе водили по зубчикам заветного металла, который готов был отпереть только одну дверь в этом заведении.
Но, как только ответ со стороны менестреля будет дан, Иссэй, в немом вопросе, выгнет черно-угольную линию брови.
- В Тёмных Землях сегодня день благотворительности? Это, вроде, не входит в традиции и не только в местные...
Быть может, Иссэй и вправду чересчур позволила себе расслабиться? Как ни крути, именно человек ее и предал. Как сказать, человек. Оборотень. И таковым могла оказаться и эта девушка. Неужели, она готова сделать шаги вперед к примирению со своим прошлым?
- Быть может, время и вправду лечит.
Она не будет спешить с ответом. Выждав несколько секунд, будто пребывая в утомительном раздумье, остроухая, все же, произнесет.
- Если вы против –  это ваше дело, незабвенная. Мое дело, как говорится, предложить.
Вот так вот просто и, отчасти, несколько беспечно произнесет эльфийка. Более того, стопа ноги придет в движение, отступая назад, а вместе с этим – плащ колыхнется вслед за своей хозяйкой, которая устремит бесшумные шаги в сторону лестницы. Ключ ловко и несколько игриво перекочует меж тонких пальцев, прежде чем займет свое окончательное место между двумя обнаженными – указательным и средним.

0

32

- Я не отказывалась... Просто странно, что вы готовы предоставить место для ночёвки почитай, что и не знакомому человеку. Полчаса - не время. И что ещё более удивительно - вы его предоставляете за свой счёт и не думая, судя по всему, ставить какие-либо условия или требовать что-то в качестве платы... Это, знаете ли, всегда несколько настораживает тех, у кого голова на месте  и кто не цепляется за любую халяву. - Тем не менее, Нима отлепилась от стены и, поправив сумку с вещами, пошла следом за фигурой. - Потому я и спросила про благотворительность... Люди и нелюди... разные бывают...
Высказавшись подобным образом, девушка засунула руки в карманы и, по прежнему следуя за фигурой к лестнице  и дальше, наверх, стала тихонько что-то насвистывать. Просто кружево мелодии. Без слов. Они тут были не нужны.

0

33

- Да, люди не меняются.
Появится в сознании мысль, которая все же вытащит из остроухой тяжелый и шумный выдох. Иссэй чувствовала, как тело постепенно теряет энергию, как в мыслях оставалось только одно желание – лечь в теплую ванну и забыть, хоть на какое-то жалкое время забыть о том, что она существует, и смогла пережить тяготы прошлых лет. Куда там, шрамы всегда напомнят ей о той ночи, когда в жилах буквальным образом застыла кровь.
Сэй, казалось бы, и не услышит слов девушки и продолжит подниматься по лестнице. Уже в коридоре, ведущем к дверям различных комнат, она уверенным шагом пойдет дальше.
- Скажем так, что я тебя прекрасно понимаю. У тебя ведь нет дома, верно? Нет места, где остановиться, иначе, будь у тебя здесь комната, ты бы не спрашивала дороги у незнакомца. И, по всей видимости, нет денег – иначе бы ты прошла к хозяину и договорилась о комнате. Поправь меня, если это не так.
Сэй говорила медленно и спокойно, все тем же ровным и холодным голосом. Шаги стихнут, а остроухая уже окажется перед дверью в комнату, когда как в замочную скважину плавно войдет ключ и послышится приятный слуху щелчок.
- В качестве оплаты – будет твоя компания.
Дверь тихо скрипнет, а рука эльфийки, будучи согнутой в локте, легко толкнет временную преграду к «внутренностям» комнаты.
- Я редко позволяю себе собеседника, зачастую обходясь одиночеством. А оно, порой, утомляет.  Просить от тебя чего-то большего – не стану. Так что, не переживай. И, пожалуйста, без глупостей.
Сэй и сама не поняла, как быстро она смогла перейти с официального обращения на простое – на «ты». Однако, если она вознамерилась спать в одной комнате с частично незнакомкой, то почему бы не сделать их знакомство на шаг ближе и убрать официоз. Вновь шаги. Иссэй уже проникнет в комнату, в которой будет стоять две одноместные кровати, конечно же, не шикарные и не с шелковыми простынями, но довольно мягкие и удобные. Небольшой комод в правом углу комнаты, а рядом с ним – кресло. Столик, разъединяющий кровати, на котором расположился кувшин с водой и два жестяных кубка. По левую сторону имелась дверь, ведущая, вероятно, в ванную.

Отредактировано Иссэй (2014-02-07 00:56:00)

0

34

- Ээ...ну я надеялась тихонько на чердак пробраться. Чтобы трактирщик не заметил и не потребовал платы... - смутилась Цвонимира. Кем бы ни был скрывающийся под плащом, он был прав. Денег у девушки не водилось последнее время. Не били за некоторые песни - и на том спасибо.
Войдя в комнату, менестрельша положила сумку прямо на пол. Та едва ли являлась самым чистым предметом в комнате. Подумав, рыжая уселась рядом с сумкой у стеночки, понимая, что тоже не является обрзцом чистоты и порядка, принявшись в ней копаться. Конечно, всё было сырое и изрядно сопревшее. Запах шёл тоже не из самых изысканных, потому певица трактирная поставила себе задачей выстирать всё как следует прежде, чем сама полезет мыться.
"Всё же неудачно я тогда свалилась в озеро... Не дай боги попортила ткань у одежды - дальше путншестровать придётся голой!.."
На слова о редких собеседниках, Цвоня приподняла бровь, но промолчала, решив про себя, что у всех свои причуды и тараканы в области разума. С этими причудами и тараканами, в принципе, можно жить и их терпеть... ну, до тех пор, пока они не начнут мешать сильно...

0

35

Иссэй хорошо помнила то время, когда денег у нее самой не было в карманах. Приходилось браться за различную работу, но, в основном, это была охота. А спать, на момент безденежья, выпадало на ветвях деревьев, как и купаться в озере и готовить пищу самостоятельно. Впрочем, месяцы, проведенные с оборотнем, научили ее и не такому образу жизни. Хочешь жить – умей вертеться. И девушка, ныне сидящая у стенки, старалась сделать то же самое, что Сэй делала до сих пор – выживать.
Дверь останется слегка приоткрытой, когда как эльфийка пройдет к креслу, у подлокотника которого будет аккуратно поставлен меч. Его рукоять была сделана из тисового дерева, черной палитры, а лезвие было упрятано в ножны. Перчатки, одна за другой, наконец, покинут ладошки эльфийки и будут опущены на сидение, когда как их судьбу повторит сумка, что при столкновении с поверхностью тихо звякнет. Когтистая, теперь уже избавленная из под опеки ткани, ладонь прошествует к плащу, расстегивая оный. Лук и колчан со стрелами присоединятся к массовому скоплению вещей эльфийки.
Капюшон будет небрежно откинут назад, предоставляя Мире увидеть белоснежный шелк длинных волос, лишенных каких-либо украшений или причесок. И, конечно, предательски показавшие себя остроконечные, слегка удлиненные уши, пробитые у кончиков черненым серебром колец-сережек.
- Присаживайся на кровать. Нечего на холодном полу сидеть.
Все тот же голос, отличающийся своей холодностью и сталью, той тональностью, что не присуща многим эльфам. Их единение будет прервано робким стуком дверь, из-за которого остроухая встрепенется и аккуратно потянется пальцами в сторону рукояти оружия. Напрасно.
- Вы просили еду в комнату?..
- Да, входите.
Дверь снова скрипнет и пропустит служанку, которая предоставит девам еду: на подносе будут две миски с супом, от которого разносился соблазнительный аромат специй. Две булки хлеба, жареное мясо, поделенное на два куска, несколько ломтиков сыра и овощи.
- Благодарю.
Все также сухо последует со стороны остроухой, прикрывшей дверь за женщиной.
- Ванна готова, как и еда. Так что располагайся и решай, что сделаешь сначала.

Отредактировано Иссэй (2014-02-07 11:44:21)

0

36

-Не, я слишком чумазая... - мотнула головой лютнистка. - Вот помоюсь - можно будет и сесть, и лечь... Стульев тут нет, кресло я так же попачкать могу, так что посижу пока так. Чай не простужусь, привычная.
Вещи пока были уложены аккуратными кучками на полу. что-то Цвоня, скрепя сердце, решила-таки выбросить, что-то надеялась отстирать. Всё, конечно, было шитое-перешитое, но положение, в котором была рыжая, обязывала и старую драную рыболовную сеть как возможный предмет одежды рассматривать...
Краем глаза варганистка следила за спутником... а, нет, всё же за спутницей. Которая, к тому же оказалась эльфийкой. Только странной какой-то, словно замороженной. Даже при том, что и без холодности в голосе всё говорило о морозном утре на реке, ещё и внешность от макушки до пяток будто инеем припорошена...
"У эльфов все такие или она особенная?"
Вошла служанка, сказала о еде, незнакомка ответила... Вот! Вот что так ело Цвоню: она представилась эльфийке, а эльфийка даже не постаралась. Впрочем, может, созреет и до этого?
- Сначала? Отправлю тебя мыться. Я со всем энтим хозяйством долго буду разбираться - пока постираю, пока помоюсь...Ты за это время выспаться успеешь, не то что поесть...

Отредактировано Цвонимира (2014-02-26 14:08:23)

0

37

Снова тихо щелкнет ключ в замочной скважине, но уже запирая девушек изнутри. Спокойно и несколько отрешенно, Анникелл негромко произнесет.
- Пусть будет заперта. Этому городу, как и таверне – доверять не следует.
Серо-стальные, холодные глаза эльфийки пристальным взором осмотрят лютнистку, будто ища подтверждение ее словам. Пусть Мира и запачкалась  – но это дело было поправимым. По крайней мере, в глазах ее знакомой не было отвращения, как и высокомерия.  Осторожно и бесшумно, Иссэй пройдет до кресла, в которое будет опущен плащ, продемонстрировавший неброскую одежду остроухой. Разве только на ее теле теперь были видны хитросплетения искрящихся, голубого оттенка татуировок, берущих свое начало уже с затылка, боков шеи и распространяясь чуть ли не по всему телу, но благо, сейчас, скрытых за рубашкой, штанами и сапогами.  А вот на правой ладони – татуировка в виде человеческого ока и вокруг оного – тонкие линии-трещины. Во всяком случае, эльфийка была специфичной не только в выборе одежды и оружия, но и не боялась экспериментов с собственным телом.
- Хорошо. Только поешь что-нибудь, еда взята на двоих. После пойдешь до ванны.
Когтистая ладонь остроухой прошествует к сумке, погружаясь, на мгновение, в ее недра для того, чтобы, в итоге, извлечь небольшой флакончик с бледно-розовой жидкостью. Зажав в ладони флакон, эльфийка прошествует к двери, ведущей в ванную. И перед тем, как скрыться в другой комнате, Анникелл остановится и задумчиво протянет.
- Мое имя – Сэй. И если вдруг что-то случится – постучи. Постараюсь не долго.
С этими словами, Иссэй пропадет в другой комнате и закроет за собой дверь. Там ее ждала ванна, в теплую воду которой будет немного пролито жидкости. Одежда будет снята и, в который раз, остроухая с отвращением осмотрит свои шрамы, проводя по тем холодными подушечками пальцев, повторяя каждый контур рубцовой ткани.
А после же, хрупкое тело эльфийки ласково примет в свои объятия теплая влага, когда как кинжал, вытащенный из сапога, займет свое место рядом с хозяйкой, у бортика ванны. Иссэй не менялась и не собиралась изменять своим привычкам.

0

38

На действия эльфийки лютнистка пожала плечами - едва ли тут как в перекрёстке, но всяко лучше перебдеть, чем недобдеть в плане безопасности.
"Хотя реши высадить дверь кто-то достаточно сильный, замок нас едва ли спасёт, если этот замок не универсален и не являет собой шкаф..."
Уговаривать Цвонимиру поесть вряд ли пришлось бы и в лучшие времена, когда девушка жила с дедушком и бабушкой в деревне, где еда не радовала особыми разносолами, ни потом, в купеческом доме, где, казалось бы, ешь сколько влезет. Но ела как правило, нима не сказать, что много что тогда, что тогда. Еда была достаточно сытна, чтобы не просить ещё или чувствовать голод. Сейчас же ореховые глаза загорелись энтузиазмом, а желудок ненароком напомнил мозгу, что, вообще-то, на стоянке в русле реки они не ели ни вечером, когда набрели на костёр полуэльфа и дровийки, ни потом утром, уйдя сразу после проверки вещей на сухость, и говорящий, что неплохо было бы подкрепиться. Для закрепления же эффекта от доклада "докладчик" предпочёло завязаться в бант на позвоночнике, как лента на подарочной упаковке.
Пока эльфийка нежилась в соседней комнате, грея косточки в воде, поевшая лютнистка задремала, снова устроившись на полу и привалившись к комоду. Она уже несколько лет как научилась дремать или спать чуть ли не в любом положении, просто часто засыпая на чердаках трактиров, так же как сейчас привалилась к комоду, приваливаясь к стене. за которой мог идити дождь или снег, или смотрела в окно луна со своей свитой из звёзд. Не выходило спать разве что при ходьбе, да и научитться такому фортелю Цвонимира не стремилась, прекрасно понимая, что это чревато не только падением.

0

39

И вправду, замок едва ли сможет спасти от человека, у которого довольно крепкое телосложение и он может сравниться с массивным комодом. Однако, дверь вряд ли слетит с петель с первого удара и, если повезет, со второго тоже. И, обладая острым слухом и мгновенной реакцией, эльфийке хватит вытащить меч из ножек и атаковать непрошеного гостя. Но беспокоить эту парочку более никто не стал. В дверь так и не раздастся стук, как и единение девушек не будет потревожено. На эту ночь.
Ванная комната наполнится ароматом лаванды, а воздушные, бело-перламутровые мыльные пузырьки, будут вздыматься в воздушные массы, где, в итоге, и лопнут. Отклонившись на бортик ванны, запрокинув голову назад, остроухая оставалась неподвижной. В ее голове кружился хоровод различных мыслей, что были тесно сплетены с прошлым. Проклятое прошлое никак ее не хотело оставлять, а назойливые воспоминания предоставляли эльфийке взглянуть на тех, кого она смогла встретить за всю свою жизнь.
- Тц…
Недовольно шикнет остроухая, невольно расплескав мыльную воду по полу. Шрам под грудью начал невыносимо печь, отчего воду пришлось покинуть гораздо раньше обычного. Как только полотенце смахнет с кожи эльфийки капли влаги, та, накинув рубашку, брюки и не забыв взять с собой оружие, вернется в комнату. Осторожно и бесшумно, она пройдет к одной кровати, под подушкой которой упокоится кинжал. Меч же будет переставлен ближе к кровати. Вскоре, несколько кусочков сыра и мяса будут съедены, а когда жажда будет утолена, остроухая пройдет до Миры. Осев напротив нее, холодные пальцы Иссэй коснутся женского лба. Трепетно и мягко, будто на кожу лютнистки робко опадут узорчатые снежинки.

0

40

Чуть слышно что-то мурлыкнув, менестрель постаралась устроиться поудобнее. Насколько это возможно, сидя на полу и подпирая комод. На миг, лишь на краткий миг лицо спящей приняло будто бы несколько озадаченный вид, но тут же разгладилось и даже украсилось улыбкой, словно Мира увидела что-то хорошее.
Звонкий чих не то, что нарушил, разбил тишину, заставив варганщицу проснуться и начать озадаченно хлопать сонными ещё глазами. На кругленьком лице так и было написано"Заболеть не хватало!", хотя это было бы не удивительно, учитывая невольное купание в далеко не тёплой воде озера некоторое время назад.
"Где-то, кажется, у меня что-то было от простуды... не попортилось ли от воды?.. Не уверена, что у баночек достаточно плотные крышки..."
Припоминая это лютнистка так же припоминала, сколько у неё денег и хватит ли этого на какие-нибудь настойки и мази от простуды? Поняла, что не сильно уверена и в этом.

Отредактировано Цвонимира (2014-02-12 23:20:33)

0

41

И как только чих девушки наполнит скромное окружение комнаты, погруженной ныне в легкий полумрак, холодные перста эльфийки покинут ее лоб. Пробуждение Миры было только на руку остроухой, которая не стала сразу нападать на лютнистку с расспросами. Скорее, добившись успеха в прерывании сна той, Сэй спешно поднимется на ноги и, выпрямившись во весь рост, пройдет в сторону кресла, откуда будет взято оружие и переставлено в сторону кровати, которую, в итоге, Анникелл и заняла.
- Просыпайся и иди в ванную. После, ляжем отдыхать. Путь выдался не шибко спокойным.
Холодный, с хрипотцой голос, наполнит комнату и тот час стихнет. И, ныне без слов, на соседнюю кровать будет уложен флакончик с бледно-розовой жидкостью. Точно такая же была взята эльфийкой немного ранее в ванную комнату и разбавлена в воде.
- Возьми. Немного добавишь в ванную.
И, пожалуй, все. После этого, остроухая, стянув сапоги с ног и расстегнув несколько верхних пуговиц рубашки, усядется по-турецки на кровать, предварительно стянув с тарелки принесенную, оставшуюся еду. Она лишь немного перекусит, чтобы утолить голод. Кинжал скользнет под подушку, меч займет свое место подле хозяйки, которая была недоверчивой особой. И, вскоре, остроухая фривольно растянется на мягкой поверхности кровати, направляя свой взор в сторону окна.

0

42

-Угу... - девушка поднялась на ноги, поправив рубашку, принялась искать сменную, которая была хоть и влажной, но чистой, и направилась, было, уже в соседнюю комнату, когда на кровать лёг флакончик с чем-то бледно-розовым. - Эээ... А зачем?
Сказать честно, разлёживаться в ванне лютнистка не собиралась. Не привыкла она к такому, не госпожа ж богатая! Вот по быстрому нырнуть в ванну, наскоро вымыв голову да пройтись по телу мочалом так, чтобы кожа аж горела - это да, это она практиковала и часто. Как и окатывание себя потом сначала использованной водой, затем чистой, чтобы смыть всё.
Понятно, что предназначение всяческих настоев и других жидкостей, которые могли быть приятны, а не полезны, как, например, настойка, облегчающая промывание головы, особенно, если волосы в колтуны свалялись, деревенская жительница Цвонимира отчаянно не понимала.
"Одна из богатейских блажей, что ли?" - недоумённо глядя на флакон, пожимала плечами Нима. - "А я-то тут при чём? Хоть и говорили про меня, что я бастард, так ведь папенька не признал. Да и поди сейчас докажи это. Валяние в ванне явно не про мою честь..."

Отредактировано Цвонимира (2014-02-17 22:40:27)

0

43

Наконец, долгожданный отдых придет в лице кровати и ее мягкой поверхности, на которой, ныне, покоилось тело эльфийки. От созерцания небосвода ее отвлечет вопрос Миры, отчего взор серо-стальных глаз оторвется от внешнего пейзажа и будет переведен в сторону гости.
- Расслабит, придаст запах телу, значительно облегчит мытье головы.
Спокойно и несколько отрешенно произнесет остроухая, которая развернется на бок. К фигуре лютнистки.
- Простая. В ней нет той чопорности, которая царит в светских дамах. В какой-то степени, это только радует.
Невольно, взгляд Иссэй в очередной раз пробежится по облику девушки. Но, через каких-то несколько минут, эльфийке придется подняться с кровати, чтобы взять остатки еды и перенести на столик. Немного подумав, Сэй перенесет сумку к подножью кровати. Все же, недоверчивость к этому месту не пропала, а потому, Белоснежная все свои вещи расположила подле себя. И, перед тем, как вернуться обратно на кровать, она выглянет в окно, бегло соизмеряя расстояние до земли. А мало ли.

0

44

- Это...в этом что, лежать надо? - вопрос был наиглупейшим, да и выражение лица лютнистки, которая стояла растерянно с флаконом в руках, сейчас особым интеллектом не отличалось. - Да и чем плох запах тела после простого мыльного корня?
Привыкшему к тем процедурам, которые в кратце описала Сэй (точнее, для чего жидкость), вопросы варганщицы показались бы невероятно глупыми, но что делать, что  такие, для некоторых весьма простые, вещи заставляли её, девушку абсолютно деревенскую, попросту терятся?
-Ну да как скажите...
Пожав плечами, рыжая скрылась за дверью, где её ожидала ванна, в которую девушка и забралась, с некоторым сомнением вылив туда содержимое флакона.
Валяться в ванной Нима не умела. Потому и всё время пребывания в воде либо старательно мыла волосы, либо тёрла мочалом тело, взбив пену так, что та вывалилась за пределы ванны. Причём девушка оказалась несколько неаккуратна и, на определённом моменте, просто перевернула ту изрядную бочку, которая роль ванны и играла, разлив пенную воду по полу так, что та, просочившись меж досок, наверняка устроила внутридомный маленький дождик.
Кое-как поднявшись, Мира прибралась, вытерлась насухо и, одев всё-таки ещё несколько сырую ночнушку и замотав голову полотенцем, вышла, сделав вид. что ничего катастрофичного не случилось. Правда, после того, как юркнула под одеяло, ночнушку она предпочла снять, присоединив к другим вещам, развешанным по комнате для просушки - слишком уж сырая для ношения она оказалась.

0

45

- Достаточно несколько минут посидеть, чтобы от тела и волос начало пахнуть лавандой.
Будет сказано девушке с холодным спокойствием, не проявив на лице и толики сарказма или же насмешки над ней. Напротив, бледные губы остроухой тронула слабая улыбка.
- Это уже тебе решать, стоит добавлять в воду или же нет.
Напоследок произнесет Иссэй, после чего прикроет веки и погрузится в молчание. Дверь ванны тихо щелкнет, поглощая за собой образ Миры, когда как эльфийка, в голову которой так и не забрался Морфей, будет тщательно прислушиваться к происходящему в другой комнате.
Анникелл выдохнет более свободно, когда утонченного слуха коснется шелест воды, благородно принявшей в себя тело лютнистки. Что же двигало Белоснежной в тот момент, когда она предложила разделить с ней комнату. Жалость, сострадание или понимание? На этот вопрос, Сэй так и не даст себе ответа. Ее мысли будут далеко отсюда, за пределами этих скромных покоев.
Сон не желал приходить к эльфийке, когда как та, приоткрыв глаза, осядет на кровати. На плечи падет ткань теплого одеяла, жадно обнявшее тело остроухой. Она бесшумно пройдет до кресла, в котором и умостится с ногами, когда как взор серо-стальных глаз перейдет в сторону окна. В Мистерии сейчас было немного ветрено, но, в целом, тепло. Порой, незримая длань сильного ветра ударяла по окну, в свою очередь кратковременно гудевшего от столь внезапного вторжения ветряного потока.
Невольно, в голову закрадется мысль, вызвавшая в Белоснежной вихрь противоречивых эмоций. Она скучала.

Отредактировано Иссэй (2014-02-24 22:00:12)

0

46

Утро началось рано. Для лютнистки. Деревенскую привычку вставать чуть свет не смог вытравить ни один город, каким бы он не был. А ещё рыжая прекрасно помнила своё вполне искреннее изумление от того, что в городе все спят чуть ли не до обеда. Правда, громко своё удивление не высказывала, понимая, что в чужой храм со своими правилами и заветами.
Вот и сейчас Нима, не выбираясь из-под одеяла, нашла какие-никакие штаны и рубашку, из тех, что ближе висят, и, надев их, сползла с кровати, принявшись дальше приводить себя в порядок, одеваясь так, как привыкла ходить, то есть начала выискивать  жилет с поясом. Настроение было просто сказочным, будто и не в столице Тёмных Земель проснулась. Впрочем, не всё то добро, что светится.
Напевая себе под нос что-то бодрое, девушка взялась за гребень и только после этого высунула нос из комнаты с целью добраться до зала и заказать поесть.
"Может, спою чего. Может, и не прибьют... сразу."
С этими мыслями Мира прикрыла за собой дверь комнаты, бодро шлёпая голыми пятками по доскам пола, направилась в зал.

Отредактировано Цвонимира (2014-02-26 15:20:58)

0

47

Когда к Цвонимире незаметно закрался Морфей, доблестно и осторожно окутав ее разум чередой снов, Сэй продолжала бодрствовать и всматриваться в темно-синий небосвод Мистерии. Серые облака, под порывом ветра, бегло уходили в неизвестное направление, позволяя серебру мелких и искрящихся звезд явить себя во всей красе, когда как мертвенно-бледный лик полной лук уныло лил свои холодные лучи на бренную почву и, быть может, помогал запоздавшему путнику настигнуть таверну.
Пройдет время и, незаметно для себя, Анникелл погрузится в сон, так и не покинув кресла и буквально в оном размякнув, будучи окутанной теплотой мягкого одеяла. Сновидения не посетят разум эльфийки, подвергнувшейся легкой вечерней меланхолии, и для нее – утро настанет совсем скоро.
Робко, напоминая искусных шпионов, злато лучей прокрадется в скромно обставленную комнату. Едва ощутимой теплотой, они скользнут по лицу остроухой, нарочито-невозмутимо вытягивая из гостьи этих земель остатки приятной, сонливой неги. Веер ресниц дрогнет, а за ним взор серо-холодных глаз, поддернутых едва заметной пеленой перламутра, бегло скользнет по окружающему пространству. Кровать лютнистки уже была пуста, сохранив лишь крохотные складки постельного белья, некогда утаившего на себе девичье тело.
- Уже проснулась…
Первая мысль ворвется в еще сонное сознание, стараясь оное отрезвить и сбросить остатки спокойной ночи.
- Надо двигаться дальше. И, пожалуй, возвращаться домой.
Немыслимо, как такая опрометчивая мысль закралась следом в голову эльфийки, но, по всей видимости, вторая сущность не была против долгожданного возврата на просторы светлой Инды. Отчего-то, захотелось увидеть лицо брата, утаить в своих объятиях мать и отца, рассказав им о своих путешествиях и встречах. Анникелл вновь взглянет на солнце, степенно покидающее горизонт и готовое, вскоре, воцариться на ясном небосводе.
Наконец, эльфийка потянется. Жалобный хруст затекших костей наполнит комнату, когда как Белоснежная сморщится, а после возмущенно фыркнет. В босых стопах ног покалывало, а рябь дрожи охватила нижние конечности – Сэй не сразу поднимется с кресла, чтобы отправиться после в ванную комнату, где холодная влага окончательно смоет с бледного лица остроухой остатки сна.
Уже одетой и собранной, Иссэй спустится вниз, в таверну. Капюшон так и не займет своего законного места на гриве белоснежных волос эльфийки, неторопливо прошедшей до лютнистки и, возможно, отвлекая ту от дел.
- Доброго утра, Мира.
Параллельно словам, подле девушки падут ключи от комнаты.
- Возьми, эта комната была оплачена до завтрашнего утра. Если тебе есть куда идти – отдашь ключи хозяину и возьмешь деньги за непроведенную в комнате ночь. Мне было приятно с тобой познакомиться.
Слабая улыбка коснется бледных губ остроухой, склонившей голову в легком поклоне. И только после, Белоснежная отстранится от знакомой, после чего покинет здание таверны и отправится в новый путь.

+1

48

Цвоня мирно сидела в зале, слушая тихонечко, что происходит. Петь пока было особо не перед кем - все работали, завсегдатаев было не сказать, что много. Точнее, почти не было. Путников, проходящих через Тёмные Земли тоже не особо наблюдалось. Заказывать себе еду лютнистка постеснялась, думая, что и её новой знакомой надо бы подкрепиться, а значит, проще всего дождаться её.
Но когда появилась Сэй, всё пошло немного не так, как ожидала Нима. Рыжая даже сказать ничего не успела после приветствия эльфийки. когда на стол рядом легли ключи от комнаты, которую они занимали вместе. Щёлкнув при заккрытии варежки зубами, варганщица лишь растерянно кивнула. Всё же одно дело находиться в Мистерии имея кого-то из знакомых за спиной, кого-то, кто и помочь может, и совсем другое - остаться в этом же городе в одиночестве. Гордом, но до смеху глупом.
"Так...И что мне делать дальше? Комната ещё лишь на день, денег на еду у меня едва-едва хватит... Пожалуй, кроме воды да куска чёрствого хлеба рассчитывать не стоит. Хотя я и так губу-то раскатала, как будто золотые горы имею. И пением если что-то и заработаю, то не сказать, что много..." - Медленно, но верно мир для Миры стал подёргиваться серыми и чёрными тонами, заставив затравленно оглядеться, понимая уже, что тут, если что, рассчитывать на многое не приходится. - "И защиты у меня, по сути, никакой нет. Ни физической, ни магической... Боги! Куда я влезла?! Прибьют же и не заметят!"
Однако, совсем опускать руки не хотелось, потому ничего лучше, чем подойти к трактирщику и поинтересоваться на счёт работы, девушка не нашла. Даже если нет рабочих мест в таверне, то, может, кому-то нужна домовитая и хозяйственная девушка в кухарки? А трактирщики, чаще всего, знают практически всё. Кладези информации, а не люди!

0

49

Еще засветло, эльфийка покинула здание, в котором провела безмятежную ночь с незнакомкой. Она неторопливо направилась по улицам города, в котором только-только начинала закипать бурная и обыденная жизнь. Практически бесшумно, фигура Белоснежной будет скользить мимо ранних путников, что скрывали свои лица за непроницаемо-черными тенями, отбрасываемые глубокими капюшонами верхних одежд. Взгляд серо-стальных хрусталиков глаз не задерживался на ком-то дольше обычного, Иссэй хватало несколько секунд, чтобы пристально осмотреть шедшего навстречу человека, ведь акцент ее внимания строился исключительно на оружие. Впервые за долгое время, остроухая решилась вернуться в родной дом и в ее планы не входили встречи с убийцами или с наемниками, в числе которых, ныне, была и она сама. Либо она охотилась на дичь, доставляя оную хозяевам таверн, либо выполняла то, что от нее требовали заказчики. Кто же знал, что светлая изберет столь извилистый путь. Впрочем, с кем поведешься. Ведь Леоваир умудрился оставить в Белоснежной частичку самого себя, выстроив в своей бывшей спутнице каменную стену непоколебимости. Он также подавил в деве милосердие и позаботился о прочих добродетелях, которые свойственны многим эльфам.
- Надо пополнить запасы перед тем, как соберусь покинуть Мистерию. И, пожалуй, стоит обзавестись временным другом, который будет прекрасным помощником в пути.
Невольная мысль приведет к тому, что когтистая длань девы опустится на почти полупустую сумку, в которой тихо звякнул бархатный мешочек с монетами и несколько склянок с лечебной жидкостью. Иссэй не зря отдавала себя полностью заработку в нынешнее время, она себя прекрасно знала и, вероятно, где-то в глубине души была уверена, что, совсем скоро, в мыслях проскочит желание вернуться домой. В один момент, перед глазами остроухой всплывет образ брата. Рейн, каким она его запомнила до своего ухода, был все также прекрасен и статен. Он улыбнется и протянет раскрытую ладонь навстречу сестре, как в старые добрые времена:
- Я скучал.
Юношеский баритон будет мелодичным и приятным на слух. А вот Иссэй придется остановиться, ибо, полностью утонув в воспоминаниях, она чуть было не протянула свою руку к наваждению, что предстало в образе брата.
- По всей видимости, я потихоньку схожу с ума…
Беззвучно хмыкнет Белоснежная, воздвигая раскрытую пятерку пальцев поверх своего лба. Она вернется сознанием и телом в реальность, на некоторое время, отставив от себя болезненные воспоминания о родном доме и его обитателях. Взор серых глаз метнется по сторонам, выискивая заведения, в которые Сэй хотела заглянуть перед своим уходом из Мистерии. И вот оно – долгожданное обнаружение заветных лавочек, которые эльфийка спешно посетит.

Ей потребуется несколько часов, чтобы завершить все свои дела. Необходимая одежда будет куплена и сразу же надета: кожаный корсет с металлическими, скрытыми вставками поверх черной, атласной рубашки и стальные наручи. Также, она приобретет широкий плащ с капюшоном, что будет, накинут поверх прежнего плаща, сотканного буквально по статной фигуре эльфийки. Запасы еды и воды будут пополнены, и останется самое сложное и неприятное – приобретение жеребца. Белоснежная без труда отыщет лошадей, выставленных на продажу. Несомненно, все они были далеки от Ардо, прежнего скакуна Сэй, которого ей пришлось продать, впрочем, выручив за того неплохую сумму. После недолгого осмотра, она выберет жеребца ганноверской породы, отдав за него практически все, что осталось из денег.
- Идем, дружок.
Анникелл ухватится за поводья Аарона, уводя коня вслед за собой по улицам города. Только остановившись там, где было меньше всего людей, Белоснежная распределит вещи так, чтобы основная часть была у Аарона. Так меч с ножнами перекочует на правый бок скакуна, когда как колчан со стрелами займет новое место – на спине остроухой, подле лука, крепленый тугими ремнями. Сумка с вещами и провиантом ныне будет расположена у левого бока жеребца и также закреплена тонкими ремешками. Как только Иссэй закончит свои манипуляции, Аарон тихо фыркнет, по всей видимости, выразив свое возмущение, на что Сэй слабо улыбнется и, воздвигнув ладонь поверх массивной шеи лошади, осторожно погладит новоприобретенного друга.
- Ну-ну, Аарон… Все хорошо. Мы будем идти вместе, я – своими ногами, а ты своими. Ты мне просто поможешь нести вещи.
Стальные ноты женского голоса сменят приторно-сладкие, в которых, впрочем, не будет фальши. Сэй накинет капюшон на голову, спрятав бледный лик от любопытных глаз, и после двинется вместе со своим спутником по городу, направляясь в Мертвый город.

-->Мёртвый город. Главная площадь.

+1

50

Как не печально, но ничем порадовать трактирщик юную лютнистку не смог. Вроде как никто нигде не требовался. Цвоне толкьо и оставалось, что вздохнуть и, сказав, что съезжает, забрать деньги, благо Сэй дала ей на подобное самоуправство разрешение.
Выйдя из таверны, Мира крепко задумалась, куда ей податься и что делать.
"Раз трактирщик сказал, что не знает на счёт работы и что никто никому ничего не говорил, значит, ловить тут нечего." - думала Нима, идя по улице, перекинув сумку с вещами через плечо. - "Значит, по Мистерии я работу едва ли найду, хотя спеть пару песен для дополнительного заработка стоило бы... Правда, на лошадь всяко не напою... Значит, надо идти назад. В Перекрёсток после прошлого раза мне лучше пока не соваться - слишком уж иллюзия всех напугала. Подумаешь, дракон! Он же даже не настоящий был! И за него меня чуть к стене не пришпилили, причём, где бы записать, гоблины и полугоблины доверили это нехирое дело полуэльфам... Что я сделала-то такого?!.. Так, не Перекрёсток. И что остаётся? К эльфами меня, человека, не пустят... Значит, остаётся только Серебрия."
Действуя по какому-то наитию, девушка зашла в швейную лавку, где попросила мужской костюм сшить, сочинив себе в единый момент брата-близнеца, с которым они одинакового роста и комплекции. Вышла уже с костюмом, благо швеи, оказывается, кому-то там из местных шили костюм, но успели лишь раскройки сделать, а на ткань перенести - нет. Заказчик отказался внезапно от заказа. Посему, раскрой ткани прошёл при Цвоне по тем меркам, какие были, но подгоняли уже по её фигуре.
Задумчиво поигрывая тонкой прядкой рыжих волос своих, варганистка отправилась в путь. Ей ли привыкать к дороге? Медленно, но верно, ворота Мистерии вырастали в конце улицы, потом как-то незаметно оказались за спиной, и предварительно переодевшаяся (для этого пришлось вновь вернуться в таверу и залянуть в комнату) девушка, привычно поправив ремень сумки, меря расстояние почти стоптанными уже башмаками, направляясь в сторону Светлых Земель.
-То не пахарь землю пашет,
Ворон клочья неба в тучи вяжет,
В древнем городе звонят колокола
Там давно о князе водится молва.

На небе волчья тень,
Заканчивай свой день
Дружину сторонясь,
Колдун и оборотень князь.

Лик Луны ползёт на юг с востока
на врагов готовит он охоту
Полночь близко - грозовеют небеса
Князь готов из яви править чудеса

Страшны врагов клинки,
Не взять их по людски
И Волком обротясь,
Дружину в бой ведёт смеясь.

Грозен княже,
Зверь - не человече
Коли сразу не убьёт, -
так изувечит.

Вражья свора тьмою стала у реки
Пригодятся Волку когти и клыки
Птицы в рощи, рыбы на глубины,
опустели в ужасе равнины
Смерти стоны да кровавая трава
А дружина-стая княжия жива!

Завидно зверем быть
Вино победы пить
Он выполнил свой долг
Но от чего так мрачен Волк?

Убиты псы
Но с горечью слезы
Победа та сплелась
Княжны молитву слышит князь

Не расти колосьям вровень
Камень по степи вороний
Рассекая телом темень
Воины, храбрые как звери
Засуши им раны, Ветер,
Уведи их, брат, от смерти
По мосту калинову не води Вода его,
А верни любимого - мужа невредимого.
Солнце! Наш Отец священный, князя вынь из шкуры тленной,
Пусть вернётся к отчим стенам человеком неизменным!
Возьми в свои лучи вражьи стрелы да мечи, рыки да оскалы,
Ноченьки кровавы оберни забавой, словно не бывало!
Так поклялся мне вчерась перед боем вещий князь,
Что не будет волком князь

Домы ждут сыны твои волчата
Колдовство ночное мною снято
Возвращайся с красным солнцем, сокол мой
Обернись из зверя,торопись домой

Заря встает в ночи
И страшный зверь кричит
Не обманул княжну
Последний бой,кончай войну

Заря в ночи
Дружине он кричит
К жене иду винясь
Кончай войну не волк я - князь.
Я снова князь

----------->Трактир «Серебряный барашек»

Отредактировано Цвонимира (2014-03-19 00:24:09)

0

51

===>>> Начало игры

- Жрать хочу!
Из складок черного плаща Сарга высунулась пучеглазая морда Поганки и возмущенно вылупилась на хозяина.
Саргрес равнодушно кивнул, явно занятый мыслями о чем-то своем. Вот уже в который раз он возвращался с пограничья Тоннейка, после наблюдений за подозрительно расшевелившимися орочьими племенами, и в который уже раз приходил к весьма неутешительным выводам. Похоже, зеленокожие кочевники уже успели позабыть однажды преподанный им войсками Элинкора кровавый урок, и вновь начали стягивать силы к границам темного королевства. Нужно отдать должное их вождю – военные сборы были тщательны и неспешны… А самое главное, на дипломатической встрече их вполне можно было оправдать внутриплеменными событиями, не нарушающими заключенного прежде мирного договора. И так, по факту своё задание разведка выполнила, но на деле ничего стоящего Грандмастеру метаморф доложить не мог.
- Жрать ха-чу, жрать ха-чу! Ты вообще меня слышишь, дубина стоеросовая?
Саргрес немного растерянно огляделся, припоминая, что где-то поблизости здесь должна была быть таверна. По правде сказать, идти туда в предзакатный час не особенно хотелось, однако организм, утомлённый долгим перевоплощением, требовал своего не менее упорно, чем Поганка.
С подозрением прислушавшись к гулу голосов в «Волчьем логове», рыцарь после некоторых колебаний всё же обвязал поводья шайра вокруг столба коновязи и перешагнул порог. Как ни странно, локального светопреставления, обычного в это время суток в трактире, не наблюдалось. Нет, конечно кому-то и сейчас звучно и планомерно били морду, но происходило это практически культурно, тихо и в отдалённом конце зала, что определённо не могло не радовать.
Осторожно переступив через тело какого-то работяги, уже успевшего успешно отметить окончание дня в кампании нескольких бутылок самогона, Сарг удобно расположился за небольшим столиком в углу. Завидев нового клиента, выглядящего вполне платёжеспособно, сразу же оживилась дочь трактирщика, и, тут же с упорством аррканского верблюда, прокладывающего путь по барханам, двинулась за заказом.
«Неужели хотя бы этот вечер пройдёт спокойно?» - Подумал дроу, и тут же об этом пожалел: спешащая девушка споткнулась о чью-то некстати торчащую из-под стола ногу и с визгом полетела на пол. Собственно, ничего страшного в этом не было, но вот вырвавшийся из её рук деревянный поднос, проявив просто потрясающие аэродинамические качества, миновал пол-зала и с треском врезался в череп подвыпившего полуорка. Зеленокожий детина, не став слишком долго разбираться в причинах такой нежданной благодати, в свою очередь залепил увесистый хук сидящему рядом беорскому варвару. Удар такой силы с легкостью прибил бы быка, но северного воителя лишь заставил поперхнуться пивом и разозлиться.
«Началось», - Угрюмо заключил Саргрес, тоскливо косясь на столь далёкий и желанный выход.

0

52

Танаман. Белый лес.

От таверны веяло теплом и кошачьим духом. Последний не могло перебить даже стойкое амбре подбродившего пива и жареного мяса. Впрочем, этот запах сопровождал многие улицы и дома мистерийцев, не забывших о страшном прошлом города. Смерть и тьма были неотъемлемой частью этих земель. Так же, как свобода и сила - Перекрестка.
Сонный мальчишка-конюх отозвался на её клич только с третьего раза. Выслушав указания, он вяло кивнул и исчез за углом таверны. Вернуть бодрость не смогли даже несколько медяков, брошенных сверх обычной платы за стойло и корм. Проводив его долгим взглядом, наёмница натянула на голову капюшон и уверенно толкнула дверь таверны. Где-то над её головой прошелестели крылья Призрака, присматривающего место ночлега
"Волчье логово. Более удачного названия и выбрать нельзя. Лиса определенно позабавит такое совпадение."
В общем гуле и возбуждении почти никто не заметил новую посетительницу. Края плаща надежно скрывали лицо от любопытных взглядов, не позволяя точно определить пол и возраст. В Мистерии подобные предосторожности были столь же естественны, как воздух. И только идиот или пьяный безумец решился бы сдёрнуть ткань с головы наёмницы. На тёмных землях такая вольность могла обернуться клинком под ребро или магическим снарядом. Многие расы предпочитали именно такой способ путешествия, и ни одна из них не сулила приятной встречи.
Бросив понимающий взгляд в сторону засыпающего с кружкой завсегдатая, Файривен устроилась у дальней от камина стены. Здесь можно было отвлечься от назойливого запаха кошачьей шерсти и забыть о душных объятиях плаща. Что еще можно желать путешественнику? Разве только сытного ужина и безопасного ночлега.
Опустив лук на свободную часть лавки, оборотень нетерпеливо осмотрела зал в поисках служки.

+1

53

- Так ему! Левой в челюсть, коленом – в пах! – Восторженно верещала горгулья, видимо для большей наглядности своих инструкций истово размахивая кривыми лапками в вышеописанных движениях. За шумом пьяных голосов писк крохотной твари никто не слышал, но Поганку это нисколько не смущало. Пока что лишь полуорк и варвар с увлечённой силой и тупостью носорогов в брачный период рихтовали друг другу фасады, но дело мало по малу близилось к тому моменту, когда локальный очаг драки готов был перекинуться на всю таверну.
Саргрес – угрюмый, усталый, в этот момент разительно похожий на огромного взъерошенного ворона, поднялся из-за стола и решительно направился к выходу.
- Пойдём. Через пять минут здесь не будет махать кулаками разве что безрукий.
- А жра-ать? – Разочарованно протянула горгулья, не спеша следовать за хозяином.
Дроу не ответил, шагая вперёд с таким выражением лица, будто весть допустимый лимит слов на этот день он уже давно исчерпал.
- У тебя совсем нет сердца! – С надрывом выкрикнула ему вслед Поганка, неохотно перепархивая на соседний стол ближе к выходу. Естественно, что поинтересоваться мнением по поводу дозволенности своего пребывания здесь у сидящей за столом фигуры горгулья не удосужилась. – Только такой чёрствый и бездушный сухарь, как ты, может столь жестоко обходиться с крохотным беззащитным существом! Ты вообще знаешь, как страшна и мучительна смерть от голода? Нет? Вот прямо сейчас ты это увидишь! Но я верю, что боги смилостивятся надо мной и ниспошлют…
И, надо отдать должное неким богам в оперативности, они действительно ниспослали Поганке свою благодать в виде целой миски жаркого. Оная прилетела откуда-то из эпицентра драки, с головой накрыв живописующую весь трагизм своей судьбы горгулью. Поток слов немедленно прервался, сменившись интенсивным чавканьем.
Почти добравшийся до двери Саргрес остановился, выискивая взглядом отставшего фамильяра. Нахмурившись – скорее устало, нежели раздражённо – он неохотно двинулся назад.
- Смиреннейше прошу вашего прощения за неудобства, … - Дроу осёкся, только сейчас толком разглядев серую фигуру за облюбованным Поганкой столом. Широкие полы плаща и глубокий капюшон делали силуэт незнакомца совершенно безликим, не давая ни малейшего намёка на то, кто таится за ними. Собственно говоря, метаморфу было абсолютно всё равно, кто же именно это был – это вызывало лишь сложность в формулировке обращения, и было совершенно не важно. – Я немедленно заберу своего фамильяра и
Шальной стул, запущенный кем-то в активно закипающей драке, столкнулся с затылком Сарга и бесславно осыпался на пол составными деталями. Рыцарь медленно моргнул, будто не слишком удивившись вполне предсказуемому развитию событий и флегматично продолжил:
- …И, если она испортила ваш ужин, то готов компенсировать расходы.
То, что любое нормальное живое существо на его месте уже должно было лежать в глубоком обмороке, его, по всей видимости, то же не ничуть заботило.

+1

54

Появление странной, облезлой твари вынудило наёмницу податься назад и напряженно сжать дугу лука. Бледные губы чуть приподнялись, следуя за нечеловеческим оскалом. После многочасовой скачки бок о бок с неприятелем сдержанность главы гильдии легко уступила звериной половине. Но атакующего выпада так и не последовало.
  Оборотень непроизвольно дёрнула головой, стряхивая с себя боевое возбуждение. Горгулья, настойчиво запихивающая в пасть окорок, выглядела забавно, но отнюдь не угрожающе. Куда безобиднее своего хмурого хозяина. Взгляд охотницы изучающе осмотрел облачение мужчины, задержавшись на золотом перстне.
"Знатный лорд, развлекающий себя поздней выпивкой или поиздержавшийся дворянин? Вещица-то явно не из дешевых. Ей бы красоваться на холёных, мягких ладошках, а не серых лапищах дроу. Наёмник?"
  Файривен с досадой поджала губы, удерживая себя от соблазна рассмотреть лицо незнакомца. Выкрики из другой половины помещения становились всё громче и, если им верить, драка уже успела привлечь кого-то из зрителей. Поднять голову вверх и лишиться своего укрытия было бы слишком опрометчиво. Это на Перекрестке её знали как подручную Морока и умелую мечницу. Здесь же, в компании пьяных завсегдатаев, она была просто худосочной девчонкой со странной внешностью и меткой эльфийского родства. В лучшем случае это станет предметом насмешек, в худшем - объектом чужой похоти. Едва ли стража примет такое оправдание, если придётся обнажить клинки против кого-то из местных.
  - Что это за существо?
Треск сломавшегося стула заставил Файривен вернуть ладонь к дуге лука и тревожно замереть. По сравнению со скучающим спокойствием стража она была словно неопытная нимфетка, угодившая в разбойничью западню. От такого сравнения оборотень тихо фыркнула и разжала пальцы.
  - В этом нет нужды, милейший. Боюсь, что у трактирщика будут заботы поважнее, чем обслуживание посетителей. Я не стану задерживаться надолго.
- Изыди, тварь!
Чей-то кубок напористо преодолел мешанину из тел, метя в странное существо на столе. Прислужница дроу сыто икнула и пропустила очередную благодать богов мимо себя. Не проявившая таких же способностей наёмница с раздражением следила за расползающимся по тёмно-винной ткани пятном.
  "Замечательно! Зиарот вас разорви!"
Оборотень отбросила плащ назад, пока волосы не пропитались посланным ей угощением. Предвкушение отдыха испарялось едва ли не быстрее провонявшей материал браги.

0

55

Тёмные улочки Мистерии. Узкие, неприветливые, и почти на каждом шагу попадаются кошки! Эллер даже несколько раз успел разразить тишь да гладь мрачных улиц резким и громким чихом, мимолетно распугивая в округе всех "защитников"  неприветливого города. Что уж говорить, его верный спутник тоже, как оказалось, недолюбливал семейство кошачьих, то и дело фырча в их сторону. Лис даже отдал должное жеребцу, что выдержал не только долгое путешествие, но еще и самого оборотня.
На удивление, Леонар не стал по пятам следовать за Файривен, давая ей своего рода временную передышку. В конце концов, они оба в относительно незнакомом им городе, так почему не отдохнуть, а уже после взяться за дело.
Где-то через час, Лис все-таки решил порадовать местный люд своим присутствием. Жеребца он оставил на мальчишке-конюхе, который, за достойную плату со стороны желтоглазого, с особым трепетом взялся ухаживать за лошадью. Как и всегда, дверь таверны откроется и пропустит вместе со слабым сквозняком знакомую оборотнице фигуру Лиса. "Да твою же мать. И здесь они тоже обитают!" - Едва различимо зарычит оборотень в такт своим мыслям, когда взгляд желтых глаз настигнет кошек, скомпоновавшихся у камина.
Людно. И очень шумно. Леонар всегда приветствовал такие места, но сейчас разношерстное общество его откровенно раздражало. Неужели его наконец взяла усталость? Но ее как рукой снимет, когда Лис не только услышит, но и увидит развернувшийся казус: темно-вишневого цвета пятно медленно расползалось на одежде его знакомой. От этого зрелища, Эллер даже не сдержит довольного смешка, который наберет обороты уже в честь того, как изменится лицо Файривен. "Пусть развлекается. Еще не время."
Бегло оценив ситуацию, Леонар ловко обогнет люд, собравшийся глазеть на разворачивающуюся потасовку, и устроится вдалеке, в уютном кресле, не забыв незаметно пнуть носком сапога одну из кошек. Итак зажрались.

0

56

-Это горгулья. По крайней мере, она так утверждает, - пожал плечами дроу, без особого интереса разглядывая ныне лишённое покрова тайны лицо молодой женщины.
-Поганка я, - Приветственно махнула лапкой вышеупомянутая горгулья, с интересом принюхиваясь к разлитой на столе алой лужице. Затем, опустившись на все четыре конечности, стремительно принялась лакать разлитое вино.
В очередной раз вздохнув, Саргрес без лишних сантиментов схватил своего фамильяра за хвост и сдёрнул со стола. Поганка упиралась, верещала, пыталась зацепиться зубами за дерево, её когтистые лапки прочертили по поверхности столешницы длинные борозды  - однако с заметно превосходящим её габаритами хозяином в этом соревновании поспорить было сложно.
- В таком случае, не смею больше тре…
Очередной неопознанный летающий объект повстречался с широкой спиной метаморфа  и рухнул на пол рядом. На сей раз им оказался мужчина-человек лет сорока. Ничем не примечательный трудяга, в добротной, но изрядно поношенной одежде горожанина из какого-нибудь не слишком зажиточного ремесленного квартала. Однако же взглянув сверху вниз на остановившее его препятствие, «летун» удивлённо выдавил:
- Сэр?
Во взгляде Сарга так же промелькнуло изумление, не помешавшее, однако, ответить кивком на приветствие.
- Здарова, Ганс, - Отозвалась за себя и своего хозяина горгулья. То обстоятельство, что она, сжимаемая за хвост своим владельцем, по-прежнему болталась головой вниз, ей видно не слишком-то и мешало. – А чего в таком виде? Городская стража совсем обнищала?
- Тихо, зараза! – Зашипел названный Гансом человек, воровато озираясь по сторонам. – Мы получили сведения, что здесь могут находиться два опасных танаманских бандита. Тайный захват, что б его.
Он понизил голос ещё сильнее, покосился на пепельноволосую девушку, и, видно не посчитав её достойной опасения особой, одними губами добавил:
- Возможно, один из них двоих - это сам Морок!
- Никогда не слышал. – Сухо отрезал Саргрес, давая понять, что данный разговор ему нисколько не интересен. – Желаю удачи в поимке.
- Легиону вечно на всё плевать, - Оскорбился стражник вслед уходящему дроу. – Могли бы и оказать помощь, сэр Саргрес!
Если метаморф и расслышал эти слова, то не счёл нужным на них отвечать.
- А ты чего расселась? – Раздражённо оглянулся на оборотницу стражник. – Выметайся отсюда вместе со своим дружком-дроу, пока мы тут всех не накрыли. Замучаешься давать показания и проходить магическую проверку, доказывая, что ты не разбойница.

+1

57

Файривен сухо кивнула в ответ на объяснение дроу, но скорее из вежливости, чем интереса. Каким бы не было любопытство, оно легко уступало голодному желудку. Заводить же новые знакомства, сидя в душной таверне под пьяные выкрики завсегдатаев, было слишком сомнительным удовольствием. Мистерия была ей чужой. Этот вечный приют для бродячих котов и мрачных жрецов Безликой. С его патрулями, тёмными закоулками и ледяными взглядами бессмертных жителей. Для многих Мистерия была домом, для оборотень - душной клеткой, оставленной без присмотра Хирста.
"Это что ещё за чудо в перьях?"
Слова нового участника беседы заставили её оторваться от размышлений и внимательнее прислушаться к разговору мужчин. Происходящее всё больше напоминало нелепый балаган. Вот только шутки у актёров стали мрачнее и опаснее.
"Морок? Легион?"
Рука, до этого покоящаяся на дуге лука, едва заметно дёрнулась вверх, чтобы прикрыть фибулу. Но так и не достигла отворота плаща. Тонкие пальцы лишь поправили складки ткани на плечах и брезгливо очертили края расползающегося пятна. Страх и паника способны даже из сильного зверя сделать жертву, и Рив понимала это не хуже других. Одна ошибка - и гильдия лишиться главы быстрее чем наступит рассвет. И без того следовало воздать хвалу Хирсту за невероятно удачное совпадение.
- Какая там разбойница... Если даже от кубка вина не могу отбиться.
Бледные губы охотницы тронула скупая улыбка. Файривен уже поднималась, чтобы последовать удачному совету, когда обоняние запоздало уловило перемену.
"Этого здесь только не хватало..."
Запах Лиса не смог скрыться от неё даже в спёртом воздухе трактира. Слишком часто он встречал её ночами у тёмных закоулков Перекрёстка и собственных дверей. Вот и сейчас мрачная тень оборотня шла по её следу, скрывшись за личиной одного из посетителей.
  - Благодарю вас за предупреждение, господин, и удачи вам в преследовании.
С этими словами девушка покинула стража и направилась к выходу. Левая рука гильдейки старательно придерживала полы плаща, а правая нарочито неловко сжимала дугу лука. Каким бы не был дураком соглядатай стражи, добротные клинки и снаряжение могли натолкнуть его на более неприятные мысли. У самого входа ей пришлось вновь столкнуться с хмурым владельцем горгульи. Одарив мужчину очередной бледной улыбкой, наёмница прошла к двери.

0

58

Леонар слышал разговоры каждого, кто только мог находиться в трактире. Слышал, как роптали завсегдатаи этого места и косо поглядывали в сторону новоприбывших и, в частности, его сторону тоже. Слышал, как в гуще разношерстной толпы проскальзывало до боли знакомое имя; а точнее прозвище - Морок. Но сохраняя завидное спокойствие и уверенность в себе, Лис, не обращая ни на кого внимание, продолжал молча слушать едва различимый шепот толпы, что, каждый раз, утопал в пьяных криках и громких фраз.
В какой-то момент, когда Файривен решила покинуть заведение, Эллер думал воспользоваться ситуацией. Он было даже шелохнулся, но вовремя спохватился. А нужно ли ему это? Нужна ли всепоглощающая месть? Стало нестерпимо лениво, а потому, Лис вновь расслабится и откинется на спинку кресла. Ничего не стоило подскочить и выкрикнуть в спину беловолосой, что это именно она прислужница Морока и знает, где находится ее покровитель. Гильдийский знак - то есть. А там уже толпа пьяных разбираться вряд ли станет в столь щепетильном деле.
Зевнув, Эллер вытянет ноги, заденет носком сапога очередное спящее животное - на что послышится возмущенное, кошачье шипение - и переведет взгляд в сторону камина. Как там говорят? Люди могут заворожено следить за несколькими вещами: вода, огонь и.. и что-то еще. Но как бы Лис не напрягал память, вспомнить, какая еще субстанция может привлекать внимание, ему не удалось. - Вы что-то брать будете здесь? - Чужой женский голос резанет по чуткому слуху оборотня, который, тот час встрепенувшись, обернется на звук. Служанка. Которых он перевидал за свою жизнь не мало. - Комнату . И туда принести мяса и буханку хлеба. - С этими словами, в руку женщины упадет несколько золотых монет и уже дальше, не задерживаясь, желтоглазый поднимется с кресла и пройдет за ключом, который сразу же и получит.
В комнате, пусть не столь блещущей раздольем и чистотой, Лис перекусит, обмоется и, проверив окна и двери, ляжет спать. Утром ему вставать придется рано и долгое время находиться в седле.

>>> Танаман. Белый лес.

0

59

Глядя, как поспешно засобиралась наружу пепельноволосая девушка, Саргрес снова задержал на ней взгляд. На сей раз в его красных глазах промелькнула легкая тень любопытства. Возможно, у него не имелось особого таланта к воинским искусствам, но вот опыта за пять сотен лет накопилось более чем достаточно. В частности, не укрылись от его взгляда и великолепные парные клинки, всего на миг предательски выставленные напоказ случайно распахнувшимися полами плаща. Да и лук юная леди держала слишком уж наиграно-неумело. Когда большую часть жизни являешься обладателем завидного теплого местечка рядом с троном Великого Дома, невольно приходится учиться замечать подобные вещи... Иначе рискуешь упустить тот момент, когда кинжал недооцененного завистника окажется у тебя в спине.
- Морок, говорите? - Едва слышно пробормотал метаморф, слегка усмехнувшись своему нелепому предположению. Быть может и стоило окликнуть Ганса и обратить его внимание на необычную странницу - едва ли она была тем самым разбойником, которого разыскивала стража, но вот причины сторониться представителей власти определенно имела. Равнодушно хмыкнув, Саргрес молча направился своей дорогой. На то были две причины: его, мягко говоря, натянутые отношения с комендантом стражи, и то, что ему, в общем и целом, было совершенно наплевать на происходящее.
Метаморф задержался лишь у коновязи, обнаружив, что его шайр умудрился запутать поводья собственной уздечки.
- И чего ты так на нее вылупился? Понравилась, что ли? - Гнусаво хихикнула с плеча Поганка. - Или думаешь, они ее и ищут?
- Что? - Растерянно переспросил Сарг, занятый борьбой с поводьями. К этому моменту весь и без того невеликий интерес к встрече в трактире угас и вылетел из головы, как нечто совершенно ненужное.
Горгулья распахнула было пасть, что бы развить свою попытку подковырнуть хозяина, однако сильный шум из таверны заставил ее отвлечься и умолкнуть.
Очевидно, облава началась. Крики, шум, грохот. К зданию стягивались все новые стражники в гражданской одежде.
- Спорим, никого они не поймают? - Хихикнула Поганка, радостно ерзая на широком хозяйском плече.
Едва заметно пожав плечами, метаморф направился своей дорогой.

Старый особняк

0

60

Покинув трактир, Файривен задержалась у входа и прислушалась к происходящему за дверью. Возня и выкрики постепенно нарастали, но никто из участников не последовал за белоголовой. Что странно, с ними остался и Лис, убедив оборотень в покровительстве волчьего царя.
"Твоей волею, Хирст... Да будет лёгкой охота в божественных лесах."
Рив коротко свистнула, высматривая своего напарника под крышами домов. Где-то в глубине чердака трактира послышалось хлопанье крыльев и треск соломы. Взъерошенный ястреб ещё несколько минут нерешительно косился на протянутую руку, пока со сварливым клекотом не слетел вниз. В тёмных глазах птицы наемнице почудился немой укор за прерванный ночлег. Подтверждая эту догадку, клюв ястреба легонько хватил мочку заостренного уха.
- Мог бы обойтись и без замечаний. Думаешь, мне охота срываться с места посреди ночи?
Оправив на плечах сползающий плащ, наёмница быстрым шагом направилась к конюшне. Шум в таверне давно преодолел преграду из стен и теперь любой прохожий мог насладиться звуками смачного мордобоя. "Ценители" чудных звуков уже начинали стекаться с соседних улиц. У нескольких из них оборотень успела заметить в руках оружие и поддетые под рубаху кольчуги.
"А ведь ребятки неплохо подготовились ко встрече с Мороком."
Файривен облизнула губы и глубоко втянула воздух точёными ноздрями. Опасность, разлитая в воздухе была почти осязаемой, с солоноватым привкусом крови и металла. Но пока загонщики были увлечены охотой, оборотень была в безопасности.
  Уже у самого входа в конюшню Файривен сменила направление и нырнула в один из проулков. Местная стража наверняка позаботилась об охране ворот и патрулях. Вооружённая всадница, рвущаяся из города посреди ночи вызовет слишком много подозрений, как и крадущаяся по закоулкам девица. С этими мыслями девушка свернула в сторону и неспешно продолжила путь по главной аллее города.

>> Центральная площадь

0


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»