Renesense

Объявление


Ренесенс - это игра в жанре классического фэнтези; история мира, в котором есть место магии и стали, коварству героев и благородству злодеев, божественному провидению и прихотям судьбы.
Это жизнь, которая мечется между тьмой и светом в поисках собственного пути.
Ренесенс - это война богов в мире людей.
Дата и погода: март 1307 года,
близится наступление нового года. ≈12 °C
Подробнее»

• Гайд для начинающих

Открыты новые квесты,
которые ожидают своих участников!
Администратор:
Айнулиндале, Айэрес

Модератор, мастер: Гриффис
Мастер: Айга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»


Таверна «Волчье логово»

Сообщений 1 страница 30 из 74

1

Таверна под вывеской с изображением воющего волка представляет собой крепкое, невысокое здание в два этажа, со стрельчатой крышей и небольшой мансардой. Нижний этаж по обыкновению занимает общий зал с большим гротескным камином, крепкими дубовыми столами и оленьими шкурами на стенах. Горячая еда и горячительные напитки обеспечены каждому. Хозяин таверны готов предоставить комнаты постояльцам с совершенно разным достатком, а за дополнительную плату обеспечит и развлечениями на любой вкус. В «Волчьем логове» всегда можно отыскать алхимика, приторговывающего зельями из-под полы, наёмника, вора...
Таверна пользуется популярностью как у гостей, так и у местных жителей, здесь почти всегда людно и шумно. Вокруг камина свернувшись клубочками дремлют кошки, потомки привезенных во время чумы степных собратьев и уважаемые в городе как истребители крыс.

0

2

Дворец. Кабинет советницы

  Уже немолодой мужчина тяжело поднялся с кресла и подошёл ближе. Носком сапога отбросив старое полотно с кулька на полу, он брезгливо отшатнулся назад.
- Я ведь просил доставить живыми. Неужели без этого нельзя было обойтись? Или ваш граф взял на себя право решать подобные вопросы?
- Это только глубокий сон, господин. Но я бы не советовал вам поить её сейчас...
- Ты будешь давать мне советы?!
- злое шипение оборвало речь вампира. Пол комнаты вздрогнул, напоминая, что за обликом щуплого старика скрывается один из сильнейших магов земли. Грубые складки прорезали лоб мужчины, губы поджались в едва сдерживаемой злобе. Однако его немёртвый собеседник лишь чуть склонил голову в знак принятия собственной ошибки.
- Несомненно, великий Коллекционер сумеет лучше распорядиться своей собственостью. Граф просил выразить свою признательность за магическую поддержку в поимке, а также заверить, что две другие цели не позднее завтрашнего дня будут у вас.
Маг недоверчиво хмыкнул, но его ярость заметно утихла. Холод и равнодушие его сообщников, их высокомерное безразличие, не раз уничтожали его гнев на корню. Трудно упрекать тех, кто давно остыл к чужим похвалам и упрёкам.
- Положи её на кресло, и убери это смердящее полотнище! Мне нужно побыть одному.
Юноша легко поднял безжизненную женскую фигуру и осторожно переместил в указанный угол. Тело советницы напоминало изломанную фарфоровую куклу, поверхность которой обезобразили грубым резаком. Регенерация смогла обновить лишь жизненно важные органы, оставив кожу отвратительной шелухой покрывать тело. В отличие от своего нанимателя, молодой вампир относился к внешнему виду пленницы куда лояльнее. Даже через нависший над советницей беспробудный сон он ощущал её влияние и власть над собой. Таков удел большинства обращённых - чувствовать свою зависимость от старших.
Мысленно отогнав это наваждение, вампир её раз коротко кивнул магу и скрылся за дверью.

Отредактировано Тенебрис (2013-09-17 11:08:30)

0

3

"Чёрный" сквер-->

- Чёрт... - только и сумел выдавить Гриффис, когда его крайне нелюбезно швырнули на пол комнаты.
Оборотень рефлекторно изогнулся, пытаясь смягчить удар от падения, и серебряная цепочка тут же обожгла туго связанные руки. От страшной боли сознание на миг помутнело, рот распахнулся, отчаянно хватая воздух, что бы просто позорно не закричать. В воздухе ощутимо запахло палёным.
- Вот господин, ещё одна цель поймана и доставлена лично к вам. Всё идёт по плану.
Сквозь пелену боли прорвался звук чих-то шагов. Грифф с трудом заставил себя сосредоточиться на окружающем мире. Правда, пока ничего стоящего, кроме пары чьих-то не слишком чистых сапог прямо перед своим лицом он пока увидеть не сумел.
- А что с девицей?
- Пока что она на свободе, но смею заверить вас - это ненадолго. Ей негде укрыться в этом городе и не у кого просить помощи.
- Так займись этим немедленно! Наше дело не терпит отлагательств!
Стражник весь обратился в слух, в надежде узнать хоть что-то, что хоть немного прояснит ту странную череду событий, в которую он невольно оказался недавно втянут. Однако диалог двух неведомых врагов на этом окончился - вероятно тот, кто притащил сюда Гриффиса, просто поклонился и молча ушёл. Шаги стихли, негромко хлопнула дверь.
Тишина как-то затянулась.
- Я очень извиняюсь, но не могли бы вы немного отойти от меня в сторону? Буквально на пару шагов? - Не выдержал наконец оборотень. - А то, боюсь, меня просто прямо вам на сапоги. Потом от ног, знаете ли, воняет изрядно. Конфуз будет, а не хотелось бы.
После нескольких секунд замешательства закрывающая обзор обувь вместе с ногами и всем остальным человеком - судя по запаху, это всё же был человек - отодвинулась чуть в сторону. Грифф медленно, что бы не спровоцировать приворотного толкования своих действий попытался сесть. Со связанными за спиной руками это оказалось неожиданно сложной задачей.
- Капитан Эр'Дарт значит. - Задумчиво произнёс стоящий напротив мужчина.
- Он самый. - Осматриваясь кругом, подтвердил Гриффис. - А вот вас, сударь, я, к сожалению, не имею чести знать.
- Тебе это и не к чему, - усмехнулся человек, и, кажется, потерял к этой беседе всякий интерес.
Оборотень вздрогнул от неожиданности, увидев спящую в крксле в углу комнаты миледи Тенебрис.
- Может, хоть вы объясните мне, что вообще происходит? - спросил стражник, впрочем, не слишком надеясь получить ответ.

0

4

- Ваша наглость воистину безразмерна... - маг медленно опустился в свободное кресло, с самодовольной улыбкой разглядывая своё новое приобретение. - Подними нашего гостя и размести его поудобнее на уготованном месте. Холодный и грязный пол - не ложе для благородного, сияющего рыцаря.
Бесформенная груда в углу комнаты скрипнула металлом и с трудом приподнялась на крючковатых выростах. Где-то в области предполагаемой головы сверкнули грубо вставленные стекляшки. По-собачьи отряхнувшись от лишних обломков, голем куда активнее переместился к центру комнаты, покачивая изогнутым наподобие скорпионьего хвостом. Трудно сказать, на что было похоже это творение чужой магии и ума. Массивное тело, слепленное из камней, глины и металлических обломков, толстые кривоватые лапы с тремя кинжальными когтями и вытянутая, похожая на собачью, голова. Каждое движение голема заставляло половицы ревматично скрипеть, а комнату дрожать от страха под огромным весом. И хоть со стороны чудовище напоминало детскую, уродливую лепнину, не способную к ходьбе, в силе и скорости оно намного превосходило любого воина, не говоря уже о защите. Теперяшняя медлительность была лишь волей потешающегося колдуна.
Мало заботясь о чужом мнении, существо подцепило когтями серебрянную цепочку и перетащило добычу в угол на вбитый в стену крюк. Ногами стражник касался пола, но руки были выгнуты назад, так, стобы серебро ощутимо врезалось в кожу. Увы, советница, которая находилась всего на расстоянии вытянутой руки ничем не могла помочь оборотню. Глубокий сон сковал её намного надёжнее любых пут. Даже посох, брошенный похитителями рядом с креслом, выглядел старым и бесполезным.
- Наслаждайся отдыхом. Твоя жизнь не будет слишком длинной и утомительной, наглый юнец.
Маг не выдержал и подошёл ближе, искренне наслаждаясь зрелищем пленённого дроу. Чтож, время изменилось, и теперь те, кто привык смеяться над другими дорого заплатят за свои поступки.
Мужчина придирчиво осмотрел меч, после чего положил его на приготовленное на самодельном алтаре место. Слева от него уже ожидали своего часа кольцо советницы и лазуритовая статуэтка. Серебряную чашу на короткой подставке охватило мягкое голубоватое сияние.
- Останется добавить в неё пару капель крови, чтобы усилить некоторые свойства. Это ведь так удивительно, что пророчество связало таких редких существ как дроу-оборотень, первородный вампир и светлая эльфийка. Артефакту понравятся способности, скрытые в вашей крови по праву рождения. - лицо мага исказила полубезумная улыбка. - Что касается тебя, друг... Мы ведь не будем скупиться на пару капель и возьмём сполна? Только уступим право начать даме...
Колдун склонился над обожжённым телом и легко рассёк тонкое запястье. Тёмная жидкость лишь слегка окропила обод сосуда, но, судя по очередной голубоватой вспышке, артефакт принял первую жертву.
- Теперь твоя очередь, болтун.

0

5

Сребро глубоко врезалось в кожу. Мерзкий запах горелого мяса стал настолько сильным, что теперь его мог ощутить не только сам оборотень.
На этот раз Гриффис не сумел сдержаться. Крик перешел в раскатистый гортанный рык. Зубы перевертыша удлинились и заострились, кончики пальцев ощетинились крючковатыми когтями.
Оборотень отчаянно пытался вернуть контроль над своей животной половиной. Зверем движет лишь инстинкт самосохранения, и рассудительность ему неведома. Эльф же отчетливо понимал, что если трансформация продолжится, то он просто-напросто лишиться рук и умрет от болевого шока. Цепи глубоко врежутся в увеличившиеся мышцы и при неосторожном рывке...
Ярко представив себе дальнейшую малоприятную сцену, Гриффис даже не нашел в себе сил сострить по этому поводу. Где-то глубоко внутри холодной змеей скользнул по сердцу страх: я молод, я не хочу умирать! Стражник отшвырнул эти мысли прочь, пока они не переросли в настоящую панику. Хочешь жить - борись! Не это ли кредо любого дроу?
- Когда нечисть умирает от серебряного оружия, от нее остается лишь пепел. Любопытно, как ты будешь извлекать из кучки праха образец моей крови, маг.
Улыбка Гриффиса вышла натянутой, но торжествующей.
- Прикажи своей зверюшке ослабить цепи. Или ты хочешь на практике убедиться в том, что мне действительно достанет смелости покончить жизнь самоубийством? Одно  резкое движение - и вся твоя затея будет сорвана. Мне терять нечего - ты сам сказал, что мое время сочтено.
Изумрудный взгляд впился в лицо мага из-под растрепанных серых прядей волос. Едва ли оборотень сам понимал в тот момент, блефует он или нет, но голос отчаяния он в себе подавить сумел.
Если бы только он знал способ разбудить миледи Тенебрис... Если бы...

0

6

Маг брезгливо скривился от достигнувшего его носа смрада и мысленно отдал своему детищу новый приказ. Голем, всё также медленно проковылял обратно к неунимающейся добыче и снял дроу за шиворот с крючка. Но, вместо того, чтобы просто опустить стражника на пол, существо с силой приложило его об стену. Древесина жалобно заскрипела под напором нечеловеческой силы, жалуясь на невменяемость своих жильцов.
- Достаточно. Пора тебе принести хоть какую-нибудь пользу обществу... Или хотя бы мне.
Стальной кинжал неторопливо разрезал ладонь тёмного эльфа, добавив в чашу ещё несколько капель. Маг удовлетворённо хмыкнул. Пожалуй, даже в своих самых смелых мечтах он не надеялся на такую лёгкость и простоту. Пророчество, которое должно было даровать власть над чужими умами, было не сложнее детской игры в приключения.
Увлёкшись приятными мыслями, он чуть не налетел на собственного голема. Жидкость в чаше опасно покачнулась над креслом, грозя сбежать подальше от старого безумца. Не удалось. Мужчина на удивление резво перехватил сосуд в другую руку и нервно хихикнул. Настроение у него менялось так же хаотично как и многочисленные планы захвата. Если в поросшей проседью голове и оставался рассудок, то его крох давно не хватало на уравновешенное поведение.
- Нет-нет-нет, дорогуша. Мы ведь не хотим разбудить нашу гостью раньше праздника. Барышни спросонья всегда имеют дурное настроение и нрав.
Видимо, убедившись, что чаша раскаялась и осознала свою вину, он довольно погладил её бок и вернулся к манипуляциям у алтаря. Голем так и остался мёртвым грузом нависать над брошенным на пол эльфом и щериться в пустоту. Воля мага была целиком и полностью поглощена творимым заклятьем.

+2

7

Некоторое время Грифф лежал на полу, совершенно не в силах не то что пошевелиться. Во рту стоял тошнотворно-мерзкий вкус собственной крови. Остекленелым взглядом оборотень проследил за действиями мага. Мысли в голове тяжело заворочались, точно мельничные жернова, влекомые готовым вот-вот пересохнуть потоком речной воды.
Всего нескольких капель крови может быть достаточно, что бы пробудить миледи Инсертус. Садизм мага можно обернуть против него же самого... Грифф провёл пересохшим языком по разбитым губам. Во всяком случае, действовать надо быстро, пока регенерация не успела залечить все царапины и ссадины.
Второго шанса уже не будет - это он понимал отчётливо - поэтому момент для активных действий надо было выбрать с особой тщательностью.
Тёмный эльф поднял взгляд на бессмысленные пустые стекляшки глаз нависшего сверху голема. Любопытно, насколько умна эта штука? Насколько помнил Гриффис, большим интеллектом подобные магические создания никогда не отличались и были в состоянии выполнять лишь строго поставленные чародеем-хозяином задачи. Если предположить что сейчас безумный старик приказал пресекать все попытки оборотня двинуться с места... Гриффис вновь медленно попытался сесть. Голем угрожающе покачнул скорпионьим хвостом и вновь затих, не углядев действиях пленника ничего опасного.
Слегка приободрённый этим оборотень напряг мышцы, вновь пробуя свои путы на прочность. Перед глазами потемнело от боли, вновь запахло палёным мясом. Нет, руки не высвободить. Но, быть может, удастся обойтись и без них. Один прыжок, только один прыжок... остальное уже не важно.
Где-то под кожей тугие клубки мышц пришли в движение, повинуясь частичной трансформации. Оборотень скосил глаза в сторону мага: тот был целиком и полностью поглощён своим заклинанием.
Сейчас!
Он рванулся с места, точно выпущенная из доброго лука стрела, надеясь оказаться рядом с Тенебрис... Однако как не был стремителен рывок частично трансформировавшегося оборотня, реакция голема оказалась быстрее. Тварь сшибла Гриффиса на пол на излёте. Лишь каким-то дарованным Эйлистри чудом эльф сумел откатиться в сторону за миг до того, как хвост голема ударил точно в то место, где он только что лежал. Доски пола со стоном вздыбились, обдав комнату водопадом щепок.
Всего пара секунд потребовалась голему на то, что бы высвободить хвост и вновь атаковать. И всё же этого оказалось вполне достаточно, что бы Грифф успел прикоснуться измазанной в крови рукой к ноге Тенебрис. Только вот было ли этого достаточно, что бы пробудить ото сна могущественную вампиршу, оборотень понять не успел. Новый удар голема заставил его с хрустом приложиться всей спиной к стене позади кресла советницы и сломанной куклой сползти на пол.

Отредактировано Гриффис (2013-10-06 05:59:22)

+1

8

- Чтоб вас твари побрали! - в поднявшейся от ударов голема пыли, размахивающий руками маг напоминал сердитую ветряную мельницу. Широкие рукава лопастями разгоняли повисшую в воздухе муть. - Замри!
Голем застыл на месте, прикованый приказом своего господина. В стекляшках медленно угасал огонёк яростной силы. Маг, невнятно бормоча, переступил через выбоины в деревянном покрытии и перевесился через кресло. Увиденное заставила его губы расплыться в довольной усмешке и в восхищении цокнуть языком.
- Ты просто источник хорошего настроения, оборотень! Мне никто не доставлял столько удовольствия своими выходками... Пожалуй, ты проживёшь немного дольше, чем я задумывал. Голем, следи, чтобы эта избитая рысья шуба не натворила чего-нибудь и поменьше дрыгала конечностями.
Пнув напоследок свою новую игрушку, мужчина вновь вернулся к ворожбе. Над алтарём то и дело вспыхивали изумрудные и синие искры, заставляя гадать о творимых им заклинаниях.

Там, где оборотню удалось коснуться окровавленной рукой, кожа неуловимо менялась. Вначале стал слабее тлетворный запах, затем медленно и вяло стянулись как под невидимой портняжной иглой трещины и язвы. Маг успел отойти достаточно далеко, чтобы не видеть, как веки советницы дрогнули, открывая миру мутно-красный неосознанный взгляд. Пробудившееся существо слепо щурилось в пустоту, куда больше полагаясь на обострившееся обоняние. Запах жертвы расплывался в воздухе сигнальным полотнищем.
Она была осторожной, насколько может быть осторожным и коварным примитивный хищник. Голем заставил её обнажить клыки, но жажда была слишком сильной, чтобы затевать глупую и опасную драку. Убедившись, что на передвижения по креслу создание никак не реагирует, Тенебрис мягко сползла по покатому подлокотнику. Под весом молодой и стройной женщины древесина лишь чуть скрипнула, не оставляя магу шансов заподозрить подвох.
Голод терзал её тело и остатки пробудившегося разума, но некая часть, которая принадлежала ещё советнице, не позволила разорвать оборотню шейную артерию и утолить жажду. Вместо этого она опустилась к полу и вонзила клыки в ещё кровоточащие от цепей запястья. По телу тут же разлилась сладкая нега, наслаждение вперемежку с болью. Как прикормленный господином пёс она свернулась вокруг тела дроу и по каплям возвращала утерянные силы.

+1

9

Заработав ещё один пинок под рёбра оборотень было зло зарычал, дабы престарелый ублюдок ни в коем случае не решил будто его пленник сдался и смирился со своей судьбой. Впрочем, Гриффис очень быстро замолк, сообразив, что если его затея удалась, то лишнее внимание со стороны мага им с Тенебрис сейчас совершенно ни к чему.
Минуты ожидания тянулись медленно, точно увязая и продираясь сквозь густую патоку. Каждый вдох отдавался мучительной болью в рёбрах - Грифф подозревал, что если некоторые из них не сломаны, то уж точно треснули. Но это не столь важно - очень скоро регенерация залечит даже самые тяжёлые повреждения, разве что кроме ожогов от серебра.
А ведь затея действительно удалась - это оборотень понял очень скоро, причём на собственной шкуре. Запоздалая мысль о том, что стремящаяся восстановиться вампирша вполне может несознательно прикончить его, пронзила сердце подобно ледяному копью.
Странное это ощущение, когда из вен и артерий медленно уходит кровь, а сердце бьётся всё медленнее и медленнее... Поначалу Грифф просто терпел, пытаясь убедить себя в том, что Тенебрис контролирует ситуацию и остановится, забрав нужную меру живительной алой влаги. Но перед глазами уже плыли чёрные круги, а советница всё не отнимала губ от его онемевших запястий. Регенерация перестала восстанавливать треснувшие рёбра и теперь переключилась на единственную цель - сохранение жизни в теле.
- Миледи... - Оборотень и сам едва расслышал собственный шёпот. Где-то на грани почти померкшего сознания назойливо вертелась мысль, что ни в коем случае нельзя привлекать внимание мага. - Вы меня так убьёте...

+1

10

Шёпот оборотня подействовал отрезвляюще. Слизнув последнюю выступившую каплю крови, она с томным удовольствием прижалась к щеке оборотня и с наслаждением вздохнула. Сознание возвращалось толчками, по мере того, как регенерация спешно восстанавливала повреждённые ткани и органы. Вскоре её глаза уже отражали ледяной холод вместо одержимого багрового пламени. Это не могло не отразиться на поведении: только теперь осознав, как и с кем она сидит, советница мгновенно переместилась в другую сторону.
- Побереги себя, страж... - ладонь советницы покровительственно коснулась взьерошенной белой шевелюры, после чего она неторопливо поднялась на ноги. К тому моменту как маг заподозрил произошедшее изменение, Тенебрис успела занять свое место в кресле. Только теперь у неё не было ничего общего с тем обгоревшим куском, который притащили подельники. Это место занимала властная и сильная особа, чья безупречная осанка и высокомерный взгляд не оставляли сомнений в высокородном происхождении и привычке управлять другими.
Голем пришёл в движение. Удар ещё не обрушился на нахалку, но Тенебрис почти физически ощущала его готовность и нависшую над её головой угрозу. Противник действительно хорошо подготовился к осуществлению своих планов.
- Я впечатлена, господин маг... Вы сумели застать меня врасплох и организовать первое достойное покушение за несколько последних столетий. В руках такого человека власть - это закономерность, а не самонадеянная выходка. Мистерия многое обретёт под началом такого правителя. - голос вампирессы не имел ничего общего с привычным приказным тоном. Сейчас это был голос восхищённой и заинтересованной женщины. Тенебрис лишь понадеялась, что Гриффис не воспримет такое поведение через чур привратно.
- Разве не вас называют верной собачонкой Элинкора? - маг насмешливо ухмыльнулся, но вышло не слишком убедительно. Сомнение промелькнувшее в его взгляде, отразилось и на контролируемом существе. Голем опустил занесённый для удара хвост и замер в куда более безопасном положении. Отточеное за долгие годы красноречие, смертоностным ядом отравляло чужое сознание.
Женщина чуть переместила ноги, чтобы предоставить магу возможность безвозбранно любоваться их изяществом. Обгоревший в пламени круга край платья (которое, по счастью, ещё скрывало достаточно большой участок тела) серьёзно упрощал эту задачу, предоставляя ещё один козырь советнице.
- Этому вовремя подсуетившемуся юнцу? - улыбка Тенебрис не скрывала удлинённых клыков. - Мой род посвятил свою жизнь служению благородным особам и достойным правителям. Элинкор лишён обоих этих черт. Все его притязания на трон - право первого возродившегося к жизни.  Правитель должен доказывать свою властность иными способами: силой, умениями и деяниями. Пост советницы - удобная позиция, чтобы выждать до прихода истинного короля тёмных земель. Или я не права?
Тенебрис тряхнула копной светлых волос и в ожидании откинулась на спинку кресла.

Отредактировано Тенебрис (2013-10-07 12:27:36)

0

11

Сказать по правде, Гриффис весьма рассчитывал на то, что Тенебрис освободит его от клятой серебряной цепочки на руках. Однако же этого не случилось. И хотя оборотень в нынешнем своем состоянии едва ли чем-то смог бы помочь вампирше, это открытие стало для него довольно неприятным.
Монолог же, произнесенный советницей перед магом, ошеломил не меньше, чем поцелуй до этого. Глухой рык прокатился по горлу, родившись где-то в глубине легких:
- Пррредательница!
Однако же, если советница решила переметнуться по другую сторону баррикад, то почему не убила свидетеля сразу, когда была такая возможность? Эта мысль заставила оборотня приглушить гневное рычание и присмотреться к Тенебрис получше. Едва ли древняя вампирша, всю жизнь проведшая среди дворцовых интриг, могла случайно допустить такую серьезную промашку. Выходит, она просто блефует.
Значит, нужно ей подыграть, потому что если заткнуться слишком резко, маг может заподозрить неладное.
Главное, что бы миледи потом не припомнила ему все те нелестные эпитеты, которыми придется наградить ее ради правдоподобия.

***
Старый маг разве что не высунул от возбуждения язык, жадно глядя на то место, где верхнюю часть стройных ног советницы скрывали жалкие остатки платья. Творимое колдовство на время было позабыто.
Человек было подался вперед, но вовремя одернул себя и остановился. На беспомощно рычащего оборотня он обратил внимания не больше, чем на настырно жужжащую над ухом осеннюю муху. Если на этот раз полузверь попытается выкинуть еще какой-нибудь сюрприз, голем позаботиться, что бы одними только переломами дело не обошлось. А сейчас есть развлечение куда как позанятнее.
- Как новому лорду мне действительно понадобятся помошники. Было бы глупо лишаться столь многоопытной советницы. Однако же мне нужны непреложные доказательства верности...
- Вот только не нужно эротических сцен прямо у меня на глазах - моя нежная психика этого не выдержит!
Маг глухо взвыл не хуже любого оборотня. Ей-богу, эту рысью харю давно следовало бы заткнуть.

0

12

Под этот вой мартовского кота, которого кастрируют без наркоза, открылась дверь и в комнату внесли спящую Эстель. Причём, учитывая то, что несли головой вперёд, открывали дверь головой эльфийки. Что логично - руки - то заняты. Только вот силы носильщик, кажется, не рассчитал, несколько рассадив ей макушку. Хотя едва ли на фоне общих побитостей стоит это выделять.
- Вот последняя. Эльфийка - девчонка. Мы свою часть договора выполнили, надеюсь, вы не забыли о своей и позаботитесь о ней в лучшем виде?
Вампир же посыльный, кажется ответа не ждал, немедленно выйдя, оставив воздуждённо - раздосадованного мага на едине с его пленниками, один из которых таращился (видимо, не надеялся так быстро свидеться с шалой светлоэльфиской целительницей - матершинницей) на небрежно посаженную эльфийку, немедленно пристроившую голову на плече и мирно дремлющей. Или делающий вид, что спящей? Едва ли кто может сказать, это ориентируясь по дыханию, кроме оборотня и вампирши, у которых слух, естественно, куда чутче даже эльфийского, не то, что человеческого, который не улавливает нюансов дыхания.
А ещё только оборотень мог заметить чуть заменое движение светлых ресниц свое непутёвой подопечной, подобранной на улицах Мистерии. И кто б сказал, чем это закончится?..
Во всяком случае, пока Тенебрис беседовала с магом, Гриффис изображал сдерживаемое только тонкой цепочкой животное («Он что, издевается?! Чего не снял-то?») Эстель разузнавала обстановку, искренне надеясь, что там, в Дивэе, поймут, что куда и что к чему. Вникать глубоко в смысл сказанного советницей не было времени, очень уж хотелось новую затею провернуть. Главное, чтобы удалось.
Ещё раз оглядевшись и прислушавшись к шуму голосов за стенкой, родившее предположение, что они в таверне, девушка отметила, где то стоит, и, мурлыкнув Гриффису «Только не беспокойся, всё под контрролем…», мягко встала на ноги и плавно, явно танцуя, вышла почти в центр комнаты, принявшись отплясывать нечто, похожее на этакую «Эльфиечку с выходом»: столь же яркое, душевное, пусть и несколько неумело исполняемое, - напевая при этом что – то вроде «Умм – дану – данай… Йэх!» и весьма мелодично. Да и эльфиечка вышла явно неадекватная или чего – то нанюхавшаяся. Этого эффекта Эстель удалось добиться пусть плавными, но довольно хаотичными движениями рук, уподобляясь ветряной мельнице, полуприкрытыми глазами и блаженной полуулыбкой, будто эльфийка ушиблена на всю голову. Или головой, что не суть.
Цель Эстель была проста: оттереть мага от алтаря, скинуть всё, что можно (статуэтку забрать по возможности). Едва ли этот старикашка рискнёт лезть к оборотню или вампирше, пока они в сознании…
- Умм – дану – данай йэх! Раз – дану – данай! Мурр, мурр, мурр! – эльфийке показалось, что она краем уха услышала негромкий возмущённый восклик: «Кто её напоил?!», но всё равно продолжала, шаг за шагом приближаясь к алтарю… Но из-за проклятого мага не имея возможности подойти как можно ближе.
«Хоть скручивай его! Благо этого старого перечника и я удержу, главное временно вырубить чем… ВЫРУБИТЬ!»
Дальше Эстель колдовала. Это заклинание, вообще-то, нужно для того, чтобы человек, которому лечат какие-то раны или вытаскивают стрелы, заснул на время операции и не чувствовал боли. Не шибко мощное, но действующее безотказно и малозаметное (как раз в силу малой мощноти). Правда, было сомнение, что подействует сразу и надолго, потому Эстель послала заклинание повторно и, видя, что старик неохотно, явно сопротивляясь, прибавив ему по черепу своей статуэткой, которую тут же осмотрела.
- Чёрт! Не могли поаккуратнее воровать! Этих щербин не было! – в порыве чувств, девушка изо всех сил дала старому магу по почкам дарёным ботинком. Всё равно от удара и заклинания ни черта не чувствует…
- И не надо на меня так смотреть! В Дивэе, я надеюсь, уже все всё знают. Я ж не просто так пришла, не самоубийца же…

Отредактировано Эстель Нимфин (2013-10-10 02:56:55)

0

13

За происходящим безобразием Тенебрис наблюдала с предчувствием чужого безумия и явным опасением. Второе ощущение было даже сильнее, чего доброго маг в знак её верности прикажет сейчас прикончить нахалку, а заодно и болтливого оборотня. И если с первым она с трудом, но могла смириться, то убийство более адекватного Гриффиса стало бы перебором. А эльфийка будто не замечала превышаемых норм. Странные телодвижения и походка медленно толкали её прямо на опешившего от такой наглости мага. Самого заклинания Тенебрис как истинный вампир так и не почувствовала, впрочем, последовавший за этим удар был куда более заметным и впечатляющим.
Глупая девчонка!
Потребовалось не больше секунды, чтобы из утончённой дамы превратится в сплошной комок мышц и одним прыжком покинуть кресло. Рука ещё успела подхватить брошенный здесь же посох прежде чем удар нечеловеческой силы разломал кресло на мелкие щепки. С оборотнем было сложнее. Тащить его за связанные руки Тенебрис не рискнула, хорошо помня о кровавых ожогах от серебра. Вместо этого она рывком дёрнула его за отворот плаща, уберегая от очередного замаха чудовища. Не сводя взгляда с разворачивающегося голема, советница успела перерубить лезвием серебрянную цепочку, вовремя, чтобы уйти из-под взметнувшего в воздух щепки хвоста.
Для ожившей твари всё происходящее было предельно ясным - убить двух женщин и белоголового эльфа. Каким бы безумным не был его хозяин, но магической энергией существо было накачано под завязку и приказ был более чем точный, отданный ещё при создании: в случае нападения - уничтожить. Где-то внизу на лестнице послышались торопливые шаги и чертыхания. Видимо, кроме голема похожий приказ получили и остальные сообщники.
- Чтоб тебя... - Посох тёмной вспышкой прошил воздух, сместив линию удара всего на несколько сантиметров. Достаточно, чтобы дать время и место светловолосой дебоширке увернуться, а самой отступить влево. Последовавший за этим замах хвоста позволил сделать неприятное открытие: как бы ни была устроена эта штука, она явно ускорялась.

+1

14

Глупо хлопая  глазами и крайне не эстетично уронив на пол челюсть, Грифф наблюдал за дикими плясками Эстель. Однако же совершенно безумная на первый взгляд затея - вполне возможно, как раз благодаря своему совершенно бредовому плану - возымела неожиданно действенный результат. То, что оказалось не по силам древней вампирше и опытному оборотню, смогла осуществить хрупкая эльфийская девушка.
- Эстель! Клянусь Эйлистри, если мы выберемся отсюда, я перегну тебя через колено и отхожу по заднице ремнём! - Наконец опомнившись, с чувством пообещал Грифф. Пожалуй, он бы добавил к этому ещё много чего познавательного и не совсем цензурного, однако срочная эвакуация волоком от разъярившегося голема заставила его переключиться на более насущные задачи. Например, спасения себя и девушек, ведь опасность ещё далеко не миновала.
При попытке схватить меч и принять бой как полагается - лицом к лицу (или что там у голема - морда? харя?) капитан столкнулся с крайне неприятным открытием: в своём нынешнем состоянии он оказался годен лишь на сохранение тела в крайне шатком вертикальном положении. С тихой руганью уронив свой клинок обратно на стол, он обратил взгляд на переключившуюся пока на Тенебрис магическую тварь. Коль скоро мышцы сейчас бесполезны, нужно действовать головой. Нет, не пытаться ею забодать голема, а думать. Как ни странно, при желании Грифф и это иногда умел делать, что бы там про него не говорили.
Данному каменному гаду фигу показывать наверняка бесполезно - едва ли он не защищён от такого простого оберега. Значит, у мага наверняка должен иметься некий предмет, который нужен для управления големом. Обычно это бывает амулет или жезл - на случай, если тварь вдруг выйдет из-под контроля и её потребуется срочно остановить.
Стражник спешно опустился на четвереньки и подобрался к оглушённому магу. Обшарив карманы человека, он поначалу запаниковал, ничего не обнаружив. Однако же Грифф тут же заметил искомый жезл прямо на шее у поверженного врага.
Остервенело атакующий Тенебрис голем неожиданно остановился, а затем глупо завертелся на месте в неком пьяном подобии недавнего танца Эстель. Потом магическая тварь зигзагами двинулась к дверям, навстречу подоспевшим охранникам мага.
Сидя на полу, Грифф с крайне озадаченным видом крутил жезл в руках, пытаясь понять принцип управления големом. Оборотень жалобно поднял на девушек глаза, надеясь что им, владеющим магией, это дастся легче, чем ему.

0

15

- Не боишься, что мне понравится? - Эстель изобразила смущённое покраснение кожного покрова лица, вспомнив, что она, вообще-то, невинная девушка, а обещание оборотня звучит как-то двусмысленно. Мало ли какие у кого фантазии на эту тему могут быть!
При всём этом, Эстель старательно повторяла телодвижения Тенебрис, уходя от ударов... ну или пытаясь это делать. Получалось не так хорошо и не на такой же скорости, всё же эльфийка не была обижена вампиризмом. Наверное, потому она и пропустила. Прикрыл её посох леди-советницы, благодаря чему целительница вздохнула немного свободнее. Вампира в физическом плане загнать куда труднее, чем живое существо, тем более, если оно совсем недавно наяривала танец. Это единственное объяснение причины, по которой Эстель, буквально за минуту до того, как оборотень схватил жезл, оказалась не прикрыта спиной и посохом Тенебрис, немедленно получив от голема такой удар в бок, по сравнению с которым угрозы Гриффиса казались детским лепетом, у юной травницы аж перед глазами потемнело, а уши на отрез отказывались фиксировать звуки.
Девушку откинул к стене, о которую она с приложилось с маху, снеся с алтаря и меч со статуэткой и чашу с кровью. После же близкого знакомства с тёсаной поверхностью стены, эльфийка замерла на полу, избавив вампиршу и оборотня от своего шумного присутствия и мельтешения под ногами, удачно прикинувшись странно хрипящей ветошью, пока  у советницы появилось время перевести дыхание, а Гриффис игрался с жезлом, иллюстрируя собою басню "Мартышка и очки", попросив, в прочем, относительно этого магического предмета помощи у советницы.

0

16

Поединок с големом начинал напоминать монотонную механическую работу. В отличие от своего отключившегося хозяина ни умом, ни тактическими задатками каменная махина не обладала. Хотя и с успехом компенсировала этот недостаток скоростью и мощью ударов. Влево, взмах посоха вверх, пропустить над собой поворот хвоста, вправо, уворот и вновь по заданному кругу. Посох порхал, словно игла в руке опытной швеи, избегая слишком медлительных рубящих ударов. И всё же момент, когда эльфийка умудрилась подлезть под замах голема, она упустила. Краем уха отметив благополучный перелёт светлой половины в угол (судя по характерным хрипам, надеяться на полное устранение ходячего несчастья было рано), Тенебрис не стала упускать момент, уже наметив целью сверкающие стекляшки глаз, когда...
Изменения в поведении голема вызвали у советницы куда меньше торжества. Особенно, когда многокиллограмовая туша вместо привычного удара хвоста замахнулась передними лапами, едва не снеся женщине голову. Светлая кисточка срубленных на лету волос так и осталась украшать крайний коготь. Изобразив пьяный пируэт, жертва экспериментов оборотня вразвалку поплелась к лестнице. И судя по донёсшимся звукам, успешно встретилась с бравыми охранниками колдуна.
- Кинь погремушку, пока не умудрился вернуть его обратно к нам. Встать можешь?
Советница размеренным шагом пересекла комнату и замерла у алтаря. Сейчас в брошенной на пол горстке вещиц не было ни малейшего величия или силы. Тенебрис подняла украденное кольцо, украшенное изображением змея, и тут же одела его на палец. Меч советница рукой подтолкнула ближе к обессилевшему оборотню. Только после этого маленького ритуала она позволила себе осмотреть скорчившуюся в углу эльфийку.
Прикосновения прохладных пальцев к телу и, в особенности, шее в исполнении вампира вряд ли доставляли Эстель удовольствие, но иного выбора сейчас не было. Если кто и разбирался в здоровье полнокровных молодых девчушек, то это определённо не оборотень потрёпанный големом и самой советницей.
- Пара рёбер сломано... Сердце бьётся часто, но достаточно сильно. Возможно, чуть задето лёгкое, но смертельных кровотечений или повреждений я не заметила. Дыши осторожнее, плясунья индова... - сквозь безразличный голос прокрались ворчливые нотки недовольства. Шум, который давно должен был поутихнуть в таверне, лишь набирал громкость и Тенебрис всерьёз начинала опасаться новых неприятностей.
- Что ты там бормотала о Дивэе?

0

17

Левое веко Гриффиса заметно задёргалось после заявления "невинной девушки". Ей-богу, милая эльфиечка уже довела тёмного мага до обморока, оборотня - до нервного тика... А что будет дальше? Вампиры вокруг начнут икать при её приближении? Капитан стражи даже уже начал подозревать, что Эстель - никакая не целительница, а самая настоящая диверсантка, подосланная из Инды с целю уничтожения начисто боевого духа жителей тёмных земель. А если события вокруг неё продолжат развиваться столь же активно - то и физическое уничтожение с лица мира Мистерии не за горами.
Развить печальные фантазии до тотального уничтожения всех созданий Тьмы на планете помешал приказ миледи Тенебрис. Грифф охотно отдал вампирше жезл управления големом и переключился на более насущную задачу - попытаться подняться с четверенек на задние конечности. Не то, что бы оборотня чем-то не устраивало прежнее положение, но всё-таки стоять подобным образом рядом с советницей лорда Элинкора было по меньшей мере неловко.
Держась рукой за стену, стражник с трудом занял вертикальное положение.
- Смогу, миледи. Вот только драться - вряд ли. - Наконец ответил он. - Возможно, если бы у нас было в запасе несколько минут, регенерация...
Договорить он не успел. Входная дверь с треском слетела с петель, и в комнату ввалились какие-то люди. Враги то были или друзья - поначалу нельзя было различить в поднявшемся облаке пыли.

0

18

Блаженное забытьё окутало Эстель хоть и сразу, но отпустило неохотно. Тем более, что о стенку девушка и головой несколько приложилась. То есть, на советницу очухавшаяся эльфийка смотрела несколько ошалело, явно натужно пытаясь понять, а что от неё, собственно, хотят. Усложнялось дело тем, что в голове не улёгся звон, довольно сильно глушащий слова вампирши.
«Индова?» - наконец докумекала Эстель, следя за артикуляцией Тенебрис, хмурясь, да и то не очень - то была уверена, что правильно понимает. – «А Инда – это что и где? Демоновы дети! Она может говорить помедленнее?!»
- Что ты там бормотала о Дивэе?
- Можно…ещё раз?.. – Эстель как могла села, держась всё – таки на всякий случай за стенку и пытаясь прочистить уши. Правда, судя по взгляду вампирши, едва ли она настроена на сантименты или шутки.
«Но и вряд ли сильно горюет из – за моей ушибленности… Хотя что я ожидала? Чтобы она причитала надо мной? Я такого тут едва ли от кого дождусь… Нет, надо сматывать удочки, как закончится всё…»
- Я не совсем самоубийца… - эльфийка кашлянула, прикрывшись ладошкой, чуть нахмурив светлые брови, увидев на ней кровь, которая так же тонкой струйкой потекла от губ к подбородку. – Я не совсем самоубийца лезть сюда… не имея защищённых тылов. Если всё вышло, если леди Мильране удалось выполнить мою просьбу, то в замке знают где мы… И надеюсь, кавалерия уже подоспела… Не самой же мне с подручными дуболомами этого престарелого идиота воевать… Предатель – граф и  его подельник – посыльный сделали всё, чтобы нас двоих считали виновными в вашем, Тенебрис, похищении… Когда меня уводили, леди – командор, леди Мильрана и остальные ваши, леди, телохранители были в камере… Обвиняли в измене… Эсфебу – в превышении полномочий… Но если навешанные на меня леди Мильраной заклинания всё ещё действуют и действуют как надо, то волноваться, может, уже и неч… кх… нечего… Я надеюсь очень…
Кое - как закончив говорить, эльфийка, облизнувшая пересохшие губы, покрытые спёкшейся корочкой, всё же предпочла лечь на полу и не отсвечивать, стараясь не тревожить повреждённые рёбра. Состояние, в котором она пребывала, Эстель дико не нравилось, особенно при том, что температура, которая привязалась недавно из – за простуды, отступать и не думала.
«Всё,» - подумалось устало прикрывшей глаза девушке. – «Пусть со мной делают что хотят. Я на данный момент больше не могу. В конце концов, я вся болезная, мне и так положено в постели лежать. Или просто лежать, не суть где. Если пойдут какие-то осложнения, то едва ли кому - то оно будет сильно важно, слишком уж я достала своим поведением всех, с кем была знакома тут…»
Попытка вздохнуть полной грудью была не самым лучшим решением, заставила охнуть от боли в рёбрах и тяжело закашляться, но в самую последнюю Эстель следила за своими спутниками и наблюдала, за выражениями их лиц. Ей сейчас уже ничего не хотелось. Ну разве что, чтобы не трогали её ближайшее время… Какой именно промежуток имелся в виду, эльфийка не сказала бы, хоть убей. Сознание то и дело переставало работать, стекая куда – то в глубину и давая месту подсознанию, выдававшему весьма оригинальные конструкции, которые здоровый человек или нелюдь отписал коротким и ёмким словом – бред. Потому и появление новых действующих лиц прошло мимо её сознания...

0

19

Тенебрис недовольно поджала губы, но вымещать своё недовольство на светлой эльфийке не стала. В конце концов, девчонка сделала всё что могла, пусть даже и наломала лишних дров. Оставалось надеяться, что отслеживающее заклинание сработает лучше, чем вылазка юной диверсантки.
Всадники не успеют... Ещё примерно четверть пути.
Вампиресса осторожно приподняла тело Эстель, стараясь не смещать лишний раз грудную клетку, и бережно переложила на кресло. Может, это было и не слишком правильно, но Тенебрис искренне сомневалась, что упирающиеся в бока доски и обломки камня на полу способствуют быстрой поправке. Слова Гриффиса советница восприняла без особого удивления - оборотень и без того оказался живучим, но ожидать от него бессмертия было бы глупым.
Треск сломанной двери и чьи-то чертыхания прервали размышления советницы и заставили перевести оружие в другое положение. Одновременно она сделала несколько шагов вперёд, оставляя оборотня за своей спиной под защитой посоха. Надо признать, зрелище ворвавшимся охранникам досталось впечатляющее: могущественный маг, распластавшийся с блаженной улыбкой под алтарём, светлая эльфийка отброшенная в угол, покачивающийся оборотень в доспехах стражи и советница тёмного правителя, чей наряд после огня оставлял желать лучшего.
- Первый, кто дёрнется станет закуской для меня и моего стража. А второго я приберегу на десерт... - для большей наглядности, Тенебрис широко улыбнулась, позволяя гостям оценить двойную пару клыков. Оставалось верить, что страх победит в этой кучке наёмников слабое желание погибнуть сражаясь за мага.

0

20

На миг Гриффиса захлестнуло возмущение. Нет, мужчине-дроу было совершенно непонятно значение фразы "прятаться за женской юбкой", однако в каком-бы то ни было состоянии находиться в бою за чьей-то спиной - это было слишком. Снова пришлось думать.
Что же, единственное, что могло действительно напугать и заставить отступить наёмников - это смерть их предводителя. Оборотень снова оказался рядом с магом и рывком приподнял его за шиворот. В пальцах тускло блеснула сталь приставленного к горлу охотничего ножа, лезвие опасно задрожало в нетвёрдой руке в нескольких милиметрах от горла человека.
Грифф поднял на подоспевших противников ледяной взгляд. Всё и так было ясно без слов: в каком бы плачевном виде не пребывал сейчас страж, рассечь сонную артерию старика он всё равно успеет за доли секунды.
Наёмники и правда попятились, неуверенно переглядываясь между собой.
Неожиданный удар локтем в живот заставил оборотня охнуть от неожиданности и выпустить свою жертву. Успевший прийти в себя маг земли успел неплохо подготовиться к такому случаю: его правая рука сейчас превратилась в самый настоящий гранитный молот. Окажись на месте стража кто-то из девушек, то подобная атака мигом бы превратила их внутренности в кашу. Гриффиса уберегла кираса, хотя на ней и осталась после этого внушительная вмятина.
Страж уже который раз за день оказался распластанным на полу. Расплывшись в злорадной ухмылке, маг без лишних словоизлияний вновь занёс руку-молот, что бы добить порядком доставшего его эльфа.

0

21

Перетаскивание своей драгоценной тушки Эстель, не смотря на бредовое состояние, встретила громким оханьем и тихим матом сквозь зубы. Что интересно, обращён мат был ни к Тенебрис или Гриффису и те более, не к магу, а к кому-то ещё, кого в комнате вообще не было. Откуда Эстель его откопала спрашивать не хотелось, мало ли что её воспалённое сознание выдало?
На шум эльфийка глаза таки открыла, но расфокус у них был такой, что невольно и наблюдающий за синеглазой невольно начинал косить глазами в разные стороны. Видела ли что-то Нимфин и понимала ли, где находится, неизвестно, однако, это не помешало ей встать на ноги и, пьяно покачиваясь, как берёзка на ветру, дочикилять до несколько опешившего второй раз за день мага и смачно поцеловать его в лоб так, что след за сотню шагов виден был, светясь, как фонарь в районе, где бордели расположены. Маг окосел, отвлёкшись от Гриффиса. Причина для этого была весьма веской и выражалась накрепко вцепившейся в мантию старика. Не по-эльфийски увесистое, особенно для старого мага, тело эльфийки, повисшей на нём с фразой: "Дедушка Аким! А чито вы тута делаите, э?! Вы ж после травки-усилителя мужского здоровья к бабе Аде побежали, народ "гордостью" пугая!"
Наёмники... нет, они даже не засмеялись, они заржали так, что сделали бы честь табуну лошадей. Дроу - оборотень, пожалуй, впервые участвовал в подобном фарсе, да и Тенебрис едва ли приходилось подобным образом кого-то побеждать, тем более, что бредящая Эстель, устроив из мага себе матрас, некоторое время лежала на боящемся даже вздохнуть колдуне, совершенно дурным голосом вопя матерные частушки. Все, какие слышала на своём веку и, кажется, добавляя что-то из своего. Сориентировался ли Гриффис и приложил ли мага ещё раз, чтобы более успешно грозить ввалившемся наёмникам, её абсолютно не волновало, как и не волновало то, ухитрилась ли вампирша чем-нибудь связать корчащихся от смеха, стимулируемого частушками, наёмников. Ей просто было хорошо... насколько это возможно со сломанными рёбрами...

Отредактировано Эстель Нимфин (2013-10-21 13:37:59)

0

22

Очередная выходка светлоголовой почти не удивила Тенебрис. Древняя начала уже привыкать к тому, что вокруг эльфийки вечно твориться неиссякаемое безумие. Не дожидаясь реакции обессилевшего оборотня, вампиресса одним ударом навершия обеспечила колдуну продолжение внепланового отдыха. Волна наёмников, замершая у двери, решительно двинулась вперёд, но сделав несколько шагов, вновь нерешительно замерла. По кучке вояк пробежал взволнованный шёпот.
Уже не убегут...
Едва ощутимая тяжесть опустилась на плечи женщины - это один за другим накладывались магические щиты, призванные защитить советницу правителя. Вслед за этим приготовлением двор перед таверной ожил, мгновенно наполняясь голосами стражи и нетерпеливым фырканьем разгорячённых скакунов. Прибывшие не имели ничего общего с разрозненным, разношёрстным сбродом под началом старого мага. Каждое движение стражей было выверенным до последнего шага и взмаха клинка. И они были злы... Тенебрис внутренним чутьём улавливала их ненависть к тем, кто затеял похищение и заставил их обрушить мечи на командора и приближённых советницы. Тёмные яростные тени просачивались в здание через двери, скользили вдоль лестниц, стремясь быстрее добраться до своей цели.
- Отпусти старика, пока они не приняли тебя за его подружку. Будешь потом свою честь девичью отстаивать и доказывать, что невиновна.
Тенебрис бросила обеспокоенный взгляд на почти неподвижного стража. За годы, проведённые на посту советницы, она научилась ценить верность и преданность, которые не продаются.

0

23

Потрясенный не тем, что все кончилось, а скорее тем, КАК это произошло, Гриффис обессиленно разлегся на полу. Бой завершился довольно скоро, и, насколько мог судить соборотень, без потерь со стороны дворцовой стражи. Насколько он понял, Тенебрис и Эстель так же пребывали в относительном порядке, во всяком случае в той степени, какая вообще была возможна после событий последних дней.
Кровь зверя - странный дар. Пока существовала цель, пока нужно было бороться за себя и за других, оборотень почти не ощущал боли и усталости. Но теперь, когда он уже никак не мог повлиять на происходящее, они разом обрушились на него подобно оглушающему молоту.
- О, Темная Дева! Найдите кто-нибудь целителя, быстрее!
Значит, Эсфеба тоже здесь. Грифф недоуменно хлопнул глазами, когда леди-командор едва ли не прыжком перемахнула через него и обеспокоенно склонилась над Эстель.
- Матушка, твоя нежнейшая забота меня всегда крайне трогала, - едко заметил эльф, разглядывая эту картину снизу вверх.
- С тебя еще отчет о произошедшем,- Ничуть не растерялась Эсфеба, даже не оглянувшись.
- То есть повышение за героическое спасение всей Мистерии мне не грозит? - Возмутился страж.
- Коль скоро у тебя находятся силы столько болтать, значит скоро поправишься. А вот на бедной девушке все заживет не так скоро, как на нечисти. Поэтому Эстель пока поживет у нас.
Правый глаз Гриффа снова заметно дернулся. Сейчас он в полной мере ощутить себя в положении Эстель - собственного дома он лишился, доспехи и те фактически пришли в негодность, ожоги на руках после серебра едва ли заживут бесследно. Чудесно, просто чудесно! Хотя... Он все еще был жив, и хотя бы этому стоило искренне порадоваться. Что до остального - да боги с ним! Доспехи можно починить, можно снова скопить на новый дом. Ну а шрамы... Люди говорят, что мужчину они только красят. Правда, эльфы считают совсем наоборот, но лучше сейчас об этом не вспоминать.
- Возможно, так и правда будет лучше для всех. Заодно возьмет у тебя пару уроков магии для самообороны. Вряд ли жреческое волшебство столь уж сильно отличается от общепринятого.
Он на удивление тепло - пожалуй, впервые за все время, что они были знакомы - улыбнулся Эстель. Кто-то из подоспевших стражей протянул капитану руку, помогая подняться.
Грифф почтительно кивнул на прощание Тенебрис, явно решив, что на этом их недолгая встреча с советницей лорда и окончится.

+1

24

Что от неё хотят? Эстель и реальность-то воспринимала постольку поскольку, а тут от неё ещё и действий каких-то требуют. Впрочем, с мага она сползла, откатившись к стеночке, даже в горячке бреда почувствовав, что если дёрнется как-то не так, то и ей прилетит и не слабо. Прибытие стражи уже прошло мимо сознания бредящей эльфийки, ушедшей в собственное подсознание глубоко и без обещаний скоро вернуться. Только губы периодически облизывала, сохли быстро из-за жара.
Склонившуюся над ней Эсфебу Эстель приняла за… маму, которую и не помнила как следует, пробормотав что-то на счёт того, что ей плохо и очень болит бок. Как восприняла леди – командор возможность порадоваться тем, что внезапно дочка до кучи появилась, эльфийка была уже не в курсе, отключившись. Бархатная тьма, в которую погрузилось сознание девушки, какое – то время окрашивалась разноцветными вспышками, имевшими, по большинству, тёмный оттенок, разрывались чьими – то голосами, которые то ли насмешничали, то ли что – то обсуждали, то ли ругались. А потом пропали и они, заставив Эстель провалиться во что-то, нечто большее, нежели прежняя тьма. Более тёмное, более бархатное, на что хотелось упасть, как в объятия пуховой перины.
За всякие свои действия и слова, начиная с этого момента, Эстель не могла нести ответственности в приниципе...

==>>> Дом Гриффиса

0

25

Пять фигур, ворвавшихся в комнату одними из первых, почтительно замерли перед советницей, преклонив колено. И пусть подобный знак не входил в обязательный этикет знати, у тех, кто присягнул ей навечно были свои законы и убеждения. Получив в ответ благосклонный кивок, свита привычно заняла своё место по обе стороны от Тенебрис. Вид у всех пятерых был не менее потрёпанным чем у пленников мага: оборотень щеголял сразу двумя наливающимися чёрным фингалами, отчего его вид казался ещё угрюмее, Мильрана с трудом опиралась на руку Морния, а Локсай и Идор вовсе напоминали перезревшие лиловые плоды после бравого задержания стражей. И если судить по некоторым лицам прибывших служак, в долгу её верные хранители не остались.
  - Повышение вряд ли... - прохладный, уверенный тон советницы настиг уходящего дроу.  Кель, впервые обративший внимание на наряд Тенебрис, тут же ревниво скрыл её под своим плащом. - Жду вас завтра, страж, у себя в кабинете. Если юная леди оправится, можете пригласить её тоже.
  Посчитав такие слова более чем достаточными и не требующими обсуждения, вампиресса задержалась дальней стены, рассматривая остатки алтаря и несколько рукописей. Повинуясь очередному кивку головы, свитки тут же исчезли в складках чародейской мантии. Можно было не сомневаться, что Мильрана завтра же ознакомится с ними и представит полный отчёт об исследовании, а пока можно было довериться подоспевшим спасителям. Больше не отмахиваясь от навязчивых советов и просьб, Тенебрис послушно проследовала вниз, позволяя страже взять на себя заботы по её возвращению в Дивэй.

---Дворец. Кабинет советницы.

Отредактировано Тенебрис (2013-10-28 00:24:13)

0

26

Услышав слова советницы, страж сжал плечо своего провожатого, прося ненадолго остановиться.
- Я буду завтра у вас, миледи. Но у Эстель, вполне возможно, сломано несколько рёбер - она не сумеет прийти в норму так же быстро, как я. Лучше ей ближайшие дни остаться под присмотром лекаря и вовсе не подниматься с постели.
В комнате повисла несколько напряжённая тишина. Едва ли кто-то из свиты Инсертус привык слышать фактический отказ в адрес своей госпожи. Гриффис выждал несколько секунд, глядя на занятую своими делами вампиршу. Несмотря на грозный ореол "железной леди", впечатления властолюбца-самодура советница не производила, и наверняка уже сама поняла резонность высказанных им возражений. Посчитав молчание за согласие, стражник неуклюже заковылял вниз по лестнице. Он поморщился от одной только мысли о том, что домой сейчас придётся ехать верхом - всё тело, казалось, превратилось в один сплошной синяк и несчадно ныло от одного только прикосновения одежды.
Впрочем, не на фоне потерявшей сознание Эстель грех было жаловаться. Бедняжка, кажется, бредила и называла посадившую её перед собой на спину своего коня Эсфебу матерью. Леди-командор, этот факт здорово ввёл в смущение.
Так или иначе, здорово потрёпанный маленький отряд двинулся домой с победой.

==>>> Дом Гриффиса

0

27

Улицы города -->

Бесконечные лабиринты улиц, томящие в себе скопление непроницаемого мрака, незримых чудовищ и пугающих звуков, остались, наконец, позади. Казалось, что даже присущая городу и ночному времени суток тьма расступилась, когда на обзор парочки предстала таверна. Заунывно скрипела вывеска под игрой ветра, когда как в окнах маячили тени и пляска огней, безмолвно, но столь красноречиво гласящих о том, что здание не пустует. Впрочем, оно и не удивительно, сие заведение было почти всегда полно разношерстными существами, будь то поздние путники с дальних территорий или же местные.
- Наконец-то… Остается сделать немного.
- Мы пришли, незабвенная.
Неизменный голос оповестит девушку о конце их пути, когда как левая рука остроухой вновь будет приведена в движение, отнюдь не сбрасывая ладошку девушки, а напротив, приближая к себе слабым, но ощутимым рывком.
- Вы говорите слишком много о себе незнакомцу, но забыли сказать мне нечто другое, более важное – ваше имя.
И не дожидаясь ответа, Сэй поведет менестреля к древесным ступеням здания, что приведут парочку к массивной двери. Правая ладонь эльфийки отпрянет от рукояти меча и направится к шероховатой поверхности преграды, не позволяющей прибыть дамам в прогретое помещение. Наверное, именно сейчас, девушка сможет узреть противоположную ладонь своего спутника, что продемонстрирует только три открытых пальца – большой, указующий и средний, венчаемые острием коготков, окрашенных в белую палитру – когда как другие будут скрыты под перчаткой. Толчок и краткий скрип двери, когда как Иссэй, вслед за собой, пропустит в таверну и девушку.

Отредактировано Иссэй (2014-02-17 22:07:02)

0

28

- Даже рассказав всё, можно умолчать о многом. - Серьёзно ответила едва не подавившаяся варганом музыкантша. - Вы же так и не знаете, в каком именно баронстве я жила, как звали моего отца и прочего. По сути, я вам не сказать, что много рассказала... А имя... Оно имеет сильно относительную важность. В том смысле, что кому-то оно важно, а кому-то - не очень... Цвонимира.
Цвоня вошла в таверну следом за  по-прежнему закутанной в плащ фигурой, передёрнув плечами, почувствовав тепло и запахи, смешивающиеся в нечто невообразимое.
"Боги!Как люди вообще в городах живут?"
Столов свободных видно не было, но это волновало рыжую в последнюю очередь Или почти в последнюю - от запаха еды слюна всё же заполнила рот, но лютнистка слишком хорошо помнила об отсутствии денег, потому, кивнув благодарно фигуре в капюшоне, стала присматриваться, как бы можно было бы понезаметнее ускользнуть наверх, к чердаку, и там расположиться...

Отредактировано Цвонимира (2014-02-06 21:59:42)

0

29

- Зато я знаю о судьбе ваших родственников, - Парирует остроухая, голос которой приобретет стальные, холодные ноты. – Любая деталь, сказанная вами, которая кажется незначительной на первый взгляд, может оказаться полезной информацией для определенных лиц… А сейчас, подождите меня здесь.
Левая кисть руки, теперь же освобожденная от девичьих тисков, укажет на место, чуть отдаленней двери. Соответственно, чтобы ненароком Цвонимиру не задели. Впрочем, рассчитывала ли Сэй на то, что ее послушают? Едва ли. Эльфийка, так и сняв с головы капюшона, неторопливо пройдет к хозяину таверны, с которым у нее состоится непродолжительный разговор. На поверхность ближайшей столешницы звонко упадет несколько золотых монет, заблаговременно покинувших бархатный мешочек, что принадлежал Иссэй.
И еще через какое-то время, в руку эльфийки будет выдан заветный ключ. Только после этого, она вернется к Мире и, кивнув в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, произнесет.
- Если у вас нет места, где остановиться на ночь – могу предложить свою скромную компанию и комнату, где будет предоставлена горячая ванна и еда.

0

30

- И что вам даст это знание? Поиграете в некроманта? Так это надо знать, где я жила и где их похоронили, а этого я вам не сказала.
Нима отошла ровно настолько, чтобы не быть сбитой кем-нибудь, подперев стенку. Девушке уже стало любопытно, чем всё закончится? Да и интересно, кто скрывается под капюшоном. Всё же невозможность определить, кто там, немного напрягала.

Смотрю на тебя, и ветер ослеп -
Он бьется в лицо, не видя его.
Нескоро ляжешь в фамильный склеп,
Но тенью могильной отмечен давно.
Забери мое золото, мой амулет,
Все, что можешь с собой унести, забери.
Я хотела бы верить, что смерти нет,
Но она сторожит у самой двери.

Я слышу тебя, свет солнца оглох,
Он, звуков не слыша, сполз по волосам.
Далек пожара последний всполох,
Но пламя в ладони ты держишь сам.
Забери серебро и волшебный стилет,
Все, что нужно тебе, насовсем забери.
Я хотела бы верить, что смерти нет,
Но она караулит нас у двери.

Обнимаю тебя - обесчувствела ночь,
Наползая на мир из-за Серой горы.
Я хотела понять, я пыталась помочь,
Но ты сам выводишь меня из игры.
Забери мою медь, мой невнятный ответ,
Что потом пригодится, сейчас забери.
Я хотела бы верить, что смерти нет,
Но ее силуэт застыл у двери.
(с)

Слова пришли как-то сами. Песня не то вспомнилась, не то пришла на ум, Мира не знала, но она рвалась откуда-то из сознания, и девушка её выпустила, чуть прикрыв глаза, но пела не громко, умолкнув, наслаждалась бьющейся где-то в глубине души мелодии.
- Если у вас нет места, где остановиться на ночь – могу предложить свою скромную компанию и комнату, где будет предоставлена горячая ванна и еда. - Вырвал рыжую из блаженства мелодии знакомый холодноватый голос, принадлежащий её спутнику... или спутнице? Менестрельшу, привыкшую понимать, с кем она разговаривает, буквально убивала невозможность понять это по голосу!
- В Тёмных Землях сегодня день благотворительности? Это, вроде, не входит в традиции и не только в местные...
___________________
(с) Сканди

Отредактировано Цвонимира (2014-02-06 23:35:41)

0


Вы здесь » Renesense » Мистерия и замок Дивэй » Таверна «Волчье логово»