Renesense

Объявление


Ренесенс - это игра в жанре классического фэнтези; история мира, в котором есть место магии и стали, коварству героев и благородству злодеев, божественному провидению и прихотям судьбы.
Это жизнь, которая мечется между тьмой и светом в поисках собственного пути.
Ренесенс - это война богов в мире людей.
Дата и погода: март 1307 года,
близится наступление нового года. ≈12 °C
Подробнее»

• Гайд для начинающих

Открыты новые квесты,
которые ожидают своих участников!
Администратор:
Айнулиндале, Айэрес

Модератор, мастер: Гриффис
Мастер: Айга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Renesense » Страницы прошлого » 33 несчастья


33 несчастья

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Время действия: октябрь 1306 года
Место действия: Крупная деревня где-то неподалеку от границы Нейтральных земель и Серебрии
Участники: NPC, Маркус Рикханнер, Илиит Бергер
Описание:

Сейчас можно расслабиться, отдохнуть, попросить служанку набрать воды...
Правда, незримо ощущаются чьи-то глаза, следящие за каждым твоим шагом, чье-то тревожное присутствие, чья-то тень, шныряющая по оставленным позади дорогам.

Бррр, дурацкие в голову лезут мысли. Ведь преследователи наверняка давно остались позади - уж сколько героям пришлось пошнырять по лесам да болотцам, прежде чем они отыскали-таки гнома (пережив при этом почти-опасные, удивительные и несколько смущающие приключения в участием невиданного маленького лесного народца) и сумели счастливо выйти к Большым Дрыбунам. Там можно было отдохнуть: жалостливая эльфийка, прежде чем продолжить путь со своим спутником, выделила оборванцам некоторое количество денег.
Отказываться Маркус и гном, понятно дело, не стали. Иначе получили бы они комнату в местной гостинице, на диво дешевой и комфортабельной?

Тем временем Илиит, по дороге пропустив утопнувших в кустах путешественников, проскакала мимо, обогнув лес, пройденным мужчинами насквозь, и к вечеру тоже оказалась в Дрыбунах. Теперь ей надо было решать, что делать дальше.

Меньше всех повезло одному молодому человеку. Кто же знал, что случайные сочувствующие слушатели, заинтересовавшиеся историей про побитый товар и придорожных хулиганов, по окончанию разговора размозжат рассказчику голову мечом, будто то не голова человеческая, а горшок?..

+1

2

Гном, воровато озираясь, короткими хромыми перебежками добрался до входа. Тщедушный торс прикрывал большой кусок ткани, заменивший Варнаму полотенце. Через правую руку была перекинута рубаха, левой гном поддерживал штаны. Кинув бдительный взгляд через плечо, советник с многочисленными регалиями и наградами гномьего царства ворвался в провинциальную таверну через задний вход, напугав кошку, и незаметно проскользнул наверх.

Он не знал, в комнате ли Маркус. Ключи были у них обоих. Помещение, которое заняли мужчины, было единственной комнатой с двумя ключами, что для местных нравов наверняка значило что-то вроде царского комфорта. Варнам усмехнулся – чисто, конечно, и на кроватях вроде свежие простыни, но клопы наверняка водятся. Зато обед включен в стоимость.
Советник с грустью подумал о том, что пару месяцев назад подобное жилье вызвало бы у него брезгливость. Но после «наркопритона», грязных катакомб, а также жизни у маленького народца разумных… как там назвала их эльфийка?.. Варнам забыл, да и. честно говоря, ему было плевать. Приятно было, что его посчитали предвестником богов, но неприятно, что по традиции этих плюгавых уродцев посланника надо забить в бревно и утопить в болоте.

В общем, после всего этого становишься кк-то терпеливее.
«К счастью, они пришли вовремя, - подумал гном, нашаривая ключ в штанах, - хмм, стоит признать, от этой ребятни есть польза…».
Варнам внезапно раскашлялся. Ему не нравился собственный кашель – тот отдавал болями в груди, и иногда гному казалось, что он чувствует металлический привкус на языке. Наклонившись за упавшим ключом, советник дал себе зарок немедленно пойти к целителю, как только они прибудут в Серебрию. И он разберется с парой дел…

Илиит они так и не дождались. Варнам для себя решил, что девица наверняка сделала ноги сразу как только отошла на десяток метров от них. Что его больше пугало, так это тот факт, что она могла продать информацию о своем «найденыше». Нельзя людям верить, зело коварные создания. Голдбромм вспомнил эльфийку и ее спутника, которые покинули их уже тут, в Больших Дрыбунах. Парень был не слишком приветлив, а вот эльфийка даже денег дала. Подачка била по самолюбию Варнама… Но еще больше по нему било отсутствие возможности нормально помыться. Чем он, собственно, только что и занимался.

Советник покачал головой. Мда, вот уж дела. Еще и за этим молодцом глаз да глаз нужен. Потирая костлявую грудь, гном аккуратно открыл дверь и заглянул в комнату.

+2

3

Маркус сидел на кровати в одних штанах, скрестив ноги, мрачно подперев щеку и задумчиво водя свободной перебинтованной рукой из стороны в сторону, будто управляя невидимыми музыкантами. Около расправленной на стуле рубахи, плавно повторяя эти нехитрые движения, парил огонек.
Раньше Маркус, памятуя о полученных во время стычки с горшечником ожогах, еще три раза подумал был, а не стоит ли дождаться обещавшей развести огонь служанки и дать одежде высохнуть самой по себе. Но сейчас он слишком устал, чтобы беспокоиться о таких мелочах, как случайно прожженая дырка в и без того плачевно выглядящей ткани или спаленный дотла постоялый двор. Еще немного и с этой усталостью можно будет породниться. Стоял ли он, сидел или просто дышал, она постоянно ощущалась навалившимся на плечи грузом, который никак не скинуть. Вся грязь осталась с мутной водой в бадье, но отмыться от пережитого за день оказалось сложнее.
Но заметив заглянувшего в дверь гнома Маркус слегка оживился.
- О, мой почтенный посланец, что за весть ты несешь на своей мокрой бороде?
Когда Варнам пропал, Маркус уже приготовился закапывать объеденные лесными зверями останки или после безуспешных поисков гадать, что еще могло случиться в чаще с едва отошедшим от добрянки гномом. Но вывалиться из кустов и увидеть, как дюжина низкорослых жабьеглазых чудиков пляшут вокруг выскопоставленного гнома с навешанными на него ожерельями из сушеных грибов и увлеченно готовят его к ритуальному жертвоутоплению...
Всю дорогу до Больших Дрыбунов Маркус старался быть серьезным и относиться к спутнику с должной заботой, как и следовало относиться к слегка слабоумному товарищу, каким он его описал, еще когда уговаривал Брэндта и Эйслин помочь с поисками. Но стоило тем покинуть их компанию, как не потешаться над беднягой стало очень сложно.
- Заходи, не стесняйся. А то если снова украдут, я искать не буду. Мне ведь теперь даже совестно. Те лесные ребята так огорчились, когда мы забрали тебя и ушли...
Маркус печально вздохнул.
- Все-таки трудно быть богом, согласись.
Он хотел добавить что-то еще, но летавший у стула огонек вдруг сам по себе ярко вспыхнул. К счастью, тут же погаснув, а не разлетевшись искрами во все стороны. Маркус потер ладонями лицо. Дожил. Его начала раздражать собственная магия. С какого Трегула ей вздумалось, что можно делать то, что хочет она, а то, что от нее требуется?..
- Не знаю как ты, а я не прочь сейчас приобщиться к местной кухне, - наконец проговорил Маркус, соскакивая с кровати. - А то я не то что до Серебрии, до околицы не дойду.
Он бросил взгляд на Варнама. Тот последнее время кроме добрянки вообще жевал хоть что-то? Потом похлопал себя по карманам, вспоминая, где лежало то странное письмо с маршрутом. Ах да, они с Илиит ведь сожгли все те бумажки.
Маркус отогнал воспоминание о напарнице. Уже не в первый раз. И наверняка не в последний. Но ему было достаточно одного никак не покидавшего ощущения, что без нее не хватает чего-то важного. Еще и задумываться об этом...
- Заодно может расскажешь за столом, какие такие "научные исследования" завели тебя в Серые земли, - бросил Маркус, натягивая еще не до конца просохшую рубаху. - И я все хотел спросить... Там, в туннелях, когда те синие штуковины нас обездвижили... Если бы я в попытках освободиться дотронулся бы до них, что бы случилось?

+3

4

Придя в себя где-то посреди неизвестности, Илиит застала предрассветные сумерки. Оставалось только гадать, сколько времени минуло после Перекрёстка.
Ночь? День и ещё одна ночь?
В тяжёлую голову лезли всякие мысли и, больше всего, прошлое казалось сном, если бы не пегая лошадь, пощипывающая жухлую траву. Илиит осмотрелась вокруг и, не найдя ничего примечательного, решила переждать до восхода солнца. Алхимическое помутнение прошло, но усталость — нет. В седельных сумках незадачливый прежний хозяин услужливо оставил немного провианта и воды. Судьба не слишком старалась исправить явный перекос на весах лишений и даров, но хоть что-то…
С первыми лучами солнца охотница двинулась в путь. Она куталась в плащ и милю за милей огибала облетевший танаманнский лес, в поисках человеческого жилища, пока утоптанная дорога не вывела её к крупному поселению. Путь охотницы пролегал в направлении светлых земель и деревня показалась менее мрачной и нищей, чем обыкновенно бывают на северных окраинах Танаманна.

Удачно припрятанных денег снова поубавилось, но Илиит больше не в силах была переносить тот смрад, которым насквозь пропахли её вещи. Да и сама она была немногим лучше истрёпанного котарди. Исключительно женская способность меняться вместе с гардеробом работала безотказно и девушка с удовольствием избавилась от прежних бесцветных лохмотьев. «Красота вернётся, была бы горячая ванна» К сожалению, такой роскоши в деревне не бывало отродясь. Но впечатлённые щедростью гостьи, хозяева постоялого двора предложили ей громадный деревянный чан и сколько угодно горячей воды.
Устроившись в самой дальней и уединённой комнате, охотница отчуждённо водила щёткой по вымытым волосам. Неужели настоящая передышка и ничего не произойдёт? Никто не свалится на голову, размахивая ножами, никаких погонь, драк, опасностей, ран и ядов? Илиит хмыкнула в голос, настолько неубедительными казались тишина и спокойствие, что хотелось их проверить.
Насущные проблемы разрешались. Только редкий кашель продирал горло… и любая еда была на вкус как одуванчики. Но это пройдёт. «А что ты будешь делать дальше?» Этот вопрос поднимался в голове бесконечное количество раз, ведь убедительного ответа она не нашла.
Отговорки закончились и движения щётки стали ожесточённее. Пришло время договариваться с самой собой, с самым непримиримым и упёртым собеседником. Илиит откинулась на жёсткую постель. «Хорошо бы вычеркнуть из памяти весь Танаманн, избавиться даже от лошади, и вернуться к прежней жизни налегке.»
Вот только прежняя жизнь уже изменилась. Илиит надолго задумалась обо всём, что теперь представляли собой для неё тёмные земли, и от этих мыслей подступала лёгкая горечь и чувство пустоты, которое раньше её не беспокоило.
По иронии, которая неоспоримо была главной чертой Трегула, охотнице пришёл на ум Варнам и Серебрия — неплохой способ сбежать от себя, будь она немного наивнее.
Лёжа на спине и глядя в низкий потолок, Илиит обратилась к своей пресловутой меркантильности: если важный гном-наркоман наплёл про вознаграждение, продать его с потрохами охотница всегда успеет, но и сама по себе прогулка в светлую столицу может обернуться новыми возможностями.
Вот только где теперь искать брошенных мужчин? Насколько Илиит могла прикинуть, она двигалась в нужную сторону, но как узнать остались спутники позади или ушли вперёд, может ждут в условленном месте или Маркус понял, что охотница не собирается туда являться?
Всё худшее, что принесли последние дни забывалось быстро, и теперь, идея разбежаться с компаньоном больше не казалась хорошей и умной. Илиит оставалось рассчитывать на удачу. Решение было принято и, поспешно затягивая новое платье старым ремнём, она подсознательно строила план как отыскать потерявшиеся следы. У неё была лошадь, а это уже большое преимущество перед пешими путниками.
К тому же, гибельное желание азартного игрока попытать судьбу ещё раз, не знало усталости.

Отредактировано Илиит Бергер (2016-03-31 21:48:48)

+3

5

Уже уставший беситься от заботливого тона насмешек Маркуса, гном все-таки зыркнул на него так, что у любого другого-то бы закрались нехорошие подозрения: безопасно ли соседство: Слава богам, что мир-то фентезийно-средневековый, а то кто-то получил бы свой рулон туалетной бумаги с рунами на обороте.
И все-таки Варнам значительно попустительствовал такому поведению, потому что не мог не испытывать благодарности к сунувшему на его поиски Маркусу. Хотя, конечно, он сделал это только ради награды, ведь если бы Варнам упокоился-таки на дне болота, то парню вообще ничего бы не перепало. И окончилось бы приключение на редкость плохо: тут тебе и денег нема, и кровожадная шантрапа из Перекрестка на хвосте, а из вариантов только пойти в гости к встреченному по пути горшечнику и сесть голым задом в печку для обжига.
А тут какой-никакой, а путь.
- Смотри как бы тебя самого Зиаротовы демоны никуда не украли, - огрызнулся гном, снимая полотенце и кидая его на кровать, - с таким-то языком тебе и покаянная семидневица не поможет, будут терзать до самого заката мира.

Он понюхал рубаху. Она была чистая и не его. Ботинки подходящего размера найти было труднее, поэтому он честно обменял их на деньги, правда, обманув несчастного мальчика, который, видимо, был учеником сапожника. А что поделаешь, законы рынка, не умеешь торговать – не суйся. Впрочем, обувь была сделаны плохо, так что тут неизвестно еще, кто кого оставил с носом.
эти люди вообще редкие прощелыги.
Рискованно было таскать чужую рубашку, но надевать старые обноски, пропахшие всеми самыми вонючими запахами мира Варнам отказывался – по крайней мере, пока не высохнут. Заправил в штаны (для них пришлось сделать исключение), кулем висевшие на тонких ногах, Голдбромм пригладил редкие волосенки, чувствуя себя на пол пути к жизни.

- А ты, я смотрю, все такой же магический удалец, - сопроводив непослушную игру огонька презрительным «тпррру»,  продолжил гном, - от голода поди совсем силы потерял?
Сам Варнам чутка перекусил слизняками и подозрительной травой у гостеприимного лесного народа, но лучше бы выдрал себе последние клоки бороды, чем признался в этом своему компаньону.
- Тут ты прав. Пойдем скорее, пока народу не так много.
Гном отворил дверь и вышел в коридор. Уже там он таинственно оглянулся на Маркуса, пожевал губами и, направившись к лестнице, страшным голосом ответил:
- Ой, да страшное было бы дело: сначала отсохла бы твоя рука, пошла бы у тебя глоткой кровь, глаза бы сделались большие и выпуклые, как у собаки серебрийской королевы, а потом и вовсе вспухла бы твоя голова, посинела и лопнула, как огромная перезрелая слива. Тут тебе бы и конец пришел.
Свой чуть более громкий, чем того требовалось, рассказ Варнам сопровождал зловещими причмокиваниями и вздохами, словно бы сожалея, что не удалось ему поглядеть на такое чудо.
Гном замолчал, выдерживая эффектную паузу. Пущай побоится, в следующий раз почтительнее будет обращаться с высокопоставленными гномами, даже если у них в животе урчат соленые слизняки.
На самом деле ничего такого не случилось бы (по крайней мере если бы Маркус и Илиит до них бы просто дотронулись), но помечтать-то можно!

Гном вспомнил про девушку. Оставалось надеяться, что она знала, куда шла… Хотя иногда даже если тебе известен маршрут, ты все равно в конце концов можешь попасть в Перекресток и валяться под столом, пуская слюни вперемешку с добрянкой.
Лишь бы ее не поймали… Какой ей интерес прикрывать их зады? Быть может, на главном тракте до Серебрии уже под каждый кустом по бандитскому упырю сидит? Гном дотронулся до поручня лестницы, нахмурился, вспоминая известные ему дороги до столицы царства людей и жалея, что нет карты.
- Ты долго там? Первый обедать рвался…

Отредактировано NPC (2016-03-30 22:18:13)

+2

6

- Да ладно! - хохотнул Маркус во весь голос. - Ну брешешь же!
В его голосе, правда, мелькнула недоверчивая опаска. Гном хоть и не пожалел цветастой зловещести для своего ответа, который с легкостью можно было бы цитировать ночью у костра вместо любой страшной байки, расписывал он его это с таким чувством, толком и расстановкой, что Маркус не мог не задуматься о доле правды в услышанном.
"Никогда не брать в руки бумажки с непонятными надписями," - напомнил он себе. Потом призадумался о том, что с его-то навыком чтения под эту категорию попадает большинство надписей, и качнул головой. - "Никогда не брать в руки бумажки".
Маркус ненадолго остановился, сняв сапог и пару раз раздраженно стукнул им о стену, вытряхнув из него что-то мелкое и колючее - очередное напоминание о недавних блужданиях по лесу.
- Да иду я, иду! - отозвался он гному. - Просто ноги теперь от страха подгибаются, ты уж не серчай.
Он поравнялся с Варнамом и стал спускаться вниз.
- Слушай, а если я увижу рунный замок, безопасно его обезвредить не выйдет? Ну чтоб потом без головы-сливы и всего такого, - поинтересовался он по пути на первый этаж. - Я просто так, кхм, спрашиваю... Из чистого любопытства. Еще не сталкивался с подобным.

Внизу, как и ожидалось, народу собралось немного. Махнув сонному трактирщику, чтобы привлечь к себе внимание, Маркус по привычке выбрал место, с которого отлично просматривалась входная дверь и большинство столов.
Пока было даже приятно оказаться там, где не хотелось опасаться за свой кошелек при виде каждого третьего, а за жизнь - и вовсе каждого первого посетителя. Если обещанный хозяином этого чудесного заведения обед тоже не внушит желания унести ноги подальше, это будет определенно лучший вечер за последние недели. Принюхиваясь к доносившимся с кухни запахам Маркус уже подумывал о том, чтобы найти местного старосту и предложить ему переименовать Дрыбуны из Больших в Благословенные.
- ... так фто там ф твоими ишшледованиями? - напомнил он, когда уже вовсю беззастенчиво и увлеченно набивал рот аппетитной молодой картошкой с зажаренной курицей, не забывая опустошать за двоих кувшин горького ароматного эля. В конце концов, может до Серебрии он вообще живым не доберется - чего себе отказывать?

+2

7

Илиит заглянула в конюшню, куда пристроила своего пегого зверя накануне. Мальчишка-конюх, шнырявший между стойлами, откликнулся на резкий оклик охотницы чересчур ретиво. Наверняка шарил по сумкам в поисках чем поживиться, но в планы Илиит не входило воспитание деревенской шпаны и она ограничилась суровым взглядом.
- Утром она должна быть готова к отъезду. - Илиит кивнула на присвоенную в перекрёстке лошадку, как на свою полноправную собственность.
Её забавляло то как наличие коня резко меняло отношение к путешественнику. Если бы не откровенно простая одежда, то охотница вполне могла бы добиться заикающееся “г-госпожа” в свой адрес. Но даже эта перспектива не занимала её мысли так, как странные события последних дней и их последствия.

Илиит, неспеша прогуливаясь, возвращалась к главному строению. Самая обыкновенная деревенская ночь, пропахшая поздней осенью и первыми ночными морозами, немного тоскливая и тёмная, казалась сегодня чем-то особенным и приятным. На крыльце у входа охотница столкнулась с женой тавернщика и остановила её, ухватив за пухлый локоток. За неимением карты приходилось пользоваться доступными средствами чтобы узнать здешних дорогах и тропах.
Женщина всплеснула руками в ответ.
- Да тут прорва дорог! У нас часто останавливаются путники из Серебрии и оттуда, - мрачно скосила она глаза на воображаемый север (хотя на самом деле - восток) и сделала страшное лицо. - Сейчас правда не сезон, постояльцев мало. Но летом тут за комнату и мою стряпню настоящие сражения!
- М-м, ясно. А с дорогами то что?
- Ах это… Ну вот по главной дороге можно выехать на торговый тракт. Чего? Нет? - насупилась она в ответ на выразительную гримасу охотницы.
- Нет, что-то менее людное. Мне не к разбойникам на зимовку, а на юг надо попасть.
- Ну тогда бери в сторону реки, там поспокойнее будет, а с разбойниками-то… уж как повезёт.
Стычка с бродягами Илиит не беспокоила, но вероятно беспокоила одержимого паранойей Варнама.
- Хорошо… - задумчиво протянула охотница, погружаясь в свои мысли. - Хотя постой. Вот ещё что. За последние пару дней к вам какие-нибудь любопытные постояльцы не наведывались?
- Любопытные? Ну эт… ну были торговцы с всякой загорной всячиной из Арракана. Ну и ещё всадники проездом. Все такие важные, в дорогом, на конях красивых. И старик, на вид будто с того света вернулся, вроде с ним ещё кто-то, муж говорит «с отметинами» но я не видела. - хозяйка пожала плечами и убежала по своим делам.
Охотница вошла в главный зал таверны. Небольшой, по меркам города, но для деревушки - внушительный. Из кухни разносился такой аппетитный аромат, что даже у сытого человека разыграется зверский аппетит, что говорить о злополучной наемнице, попадавшей из одной передряги в другую?
Илиит прониклась умиротворённой атмосферой и старалась насладиться этим в полной мере. Она была почти рада тому что не выделяется на общем фоне и в то же время будто предавала саму себя: никакого вызывающего вида, наглости, высокомерия… Уютное и сытое пристанище приручило дурные привычки уставшей охотницы, по крайней мере на какое-то время.
- Мне тут нахваливали вашу стряпню. - усмехнулась девушка в сторону хозяина таверны.
До неё начало медленно доходить, что описание постояльцев, которое напоследок обронила его жена очень подходит к её бывшим спутникам, но...
«Не-ет, не может быть. »

+3

8

Поворошив жидкую бороденку, Варнам самодовольно прокашлялся и ответил, причем в интонациях чувствовались явно преподавательские нотки:
- Все зависит от множества факторов! Какие руны, в каком порядке расположены, материал, на котором они были нарисованы, и даже личность мага. Неправильное действие может привести к чему угодно – взрыву, параличу или превращению в блин…
Варнам покосился на Маркуса, проверяя, какой эффект на него оказали его слова и не встала ли у парня перед глазами картина взрывающегося парализованного блинчика.
И вообще, будет он тут раскрывать великие тайны рунической магии кому попало!
- Так что тут эта, как в лавке у алхимика: не знаешь – не пей, хехе…

Варнам пил отвратительно мягкий эль. Строго говоря, эль был ничего так себе, но за кружку темного гномского пива советник сейчас мог бы и кого-нибудь убить. Но откуда тут взяться гномскому пиву, достаточно специфичному, к слову, напитку? Остальные алкоголи сейчас казались разве что чуть лучше болотной воды.
Варнам одобрительно заворчал, оценивая выбор места дислокации, а потом не менее одобрительно заурчал, когда им принесли еду. Кусочки помидора напомнили ему о мухоморах, и гном слегка взбледнул, но вскоре запах и вкус кушанья перебили неприятные воспоминания. Путники набивали животы, отдыхая морально и физически – покуда это еще представлялось возможным.
Услыхав вопрос Маркуса, Варнам подозрительно на него уставился, перемалывая куриные хрящики:
- Какими такими исследованиями? Чего это ты тут такое спрашиваешь?
Хотя первоначально его миссия была, так скажем, дипломатической, были у советника и другие цели, без которых, увы, не обойдешься, если работаешь на благо своего государства. Письма?  Сколько нахаленок смог из них узнать? И действительно ли он такой невинный скромняга, каким кажется? Вот какие глаза хитрые, особенно правый.
Варнам хотел уже было продолжить тему «моя кузня с краю, ничего не знаю», как взгляд его упал на новоприбывшего посетителя. Они с Маркусом вообще просматривали всех, кто входил в деревянную обеденную залу, опасаясь преследования. Ну что ж, небезосновательно. Гном толкнут спутника по руке, кивая в сторону новоприбывшей.
- Знакомые все лица, да? Интересно, как она нас нашла?
«Подозрительно как-то»,- мелькнула меж тем мысль, пока Голдбромм торопливо доедал свой завтрак, потому что кто знает, когда придется драпать. Заметив, что Илиит явно пилит из взглядом, он почесав бороду, пожал плечами и незаметно для остальных посетителей поманил ее рукой к их столику. Ну-ка, интересно, что она расскажет?

Тишина тракта прорывалась быстрым перестуком конских копыт. Поднимая пыль, пятерка всадников гнала лошадей вперед. Редкие путники предпочитали сворачивать к обочине, потому что торопыги явно не собирались придерживать коней. «Горит у них там, чтоль?» - Не раз и не два читалось на лицах людей, взглядами провожающих процессию. А ведь и вправду – горело…

+1

9

- Да в письме было, там весь твой маршрут, - в перерыве между курицей и элем выкроил он время для ответа. Хотя гном, похоже, не спешил делиться информацией. А Маркус не спешил настаивать. Ему было чрезвычайно любопытно узнать, какие такие дела привели Варнама в серые земли, которые были уж больно сомнительным местом для такой важной особы. Но сейчас все его внимание было уделено вопросам более насущным - из разряда "сколько еще съедобностей можно в себя вместить". Да и мысль о том, что дельце-то могло быть государственной важности тут же повлекла за собой только недавно так живо описанные картины со вздувающимися черепушками. Еще расскажет, а потом пририсует где-нибудь свою руну, как же...
- Ну и ладно, - добродушно махнул рукой Маркус и вернулся к еде. - Храни свои тайны.
Впрочем, долго наслаждаться нехитрыми изысками деревенской кухни ему не довелось.
- А? Что?
Решив, что Варнам к счастью или несчастью все же решил ему ответить, Маркус вскинул голову. "Да быть не может!" - он разом перестал жевать, уставившись вслед за гномом на вошедшую.
- Мне-то почем знать...
Верить своим глазам оказалось нелегко, но до опьянения было еще далековато, да и равнять Илиит с пьяными галлюцинациями было как-то слишком. Это определенно она. И Маркуса охватили смешанные чувства - он был так рад ее видеть, что ему захотелось тут же к ней подскочить первым, узнать, что же ее так задержало и как она все-таки нашла их, но тут же закралась мысль, что может она и не собиралась их догонять и их свело снова не что иное, как невероятная, но все же случайность...
Да и гоблин с ней, этой случайностью! Разве он не был готов к чему угодно, когда пришлось разойтись?
- А мы тут без тебя мухоморчиками баловались, - ухмыльнувшись, сообщил он Илиит, когда та приблизилась. - Вернее, баловался Варнам, я тут не при чем. Ну, кроме того, что я его потерял в лесу, после того, как его сбили телегой. Но сбивал тоже не я, если что. У меня телеги не было.
Маркус поскреб затылок, собираясь с духом, но на прямой вопрос, где она была и что тут делает, он так и не решился:
- Все интересное пропустила, - укорил он ее вместо этого.

+1

10

Илиит поторопила трактирщика на кухню и, дожидаясь его возвращения, окинула взглядом остальных посетителей. Наверное, если бы охотнице успели подать эль, она бы им тут же поперхнулась, потому что из глубины приземистого зала на неё смотрел никто иной как Варнам Годбромм собственной потрёпанной персоной. К слову, вид у него стал менее жалкий и болезненный, но пресловутое гномское здоровье по прежнему не наблюдалось. Хотя пёс его знает, что и кого этому несчастному пришлось пережить.
Она не стала долго задерживаться на гноме и уставилась на Маркуса, обнаружившегося тут же, за кувшинами и плошками с едой. Что это? Охотнице вдруг стало крайне любопытно узнать что происходит в чужой голове. Он рад её видеть?
Странное смятённое чувство, ведь она их натурально бросила, быстро сменилось короткой радостью. Короткой, потому что не могут вот так просто снова сойтись разминувшиеся дороги.
Она не спешила отозваться на призывный жест Варнама.
«Да, мы встретились потому, что я так решила.» - говорило её спокойное выражение лица и неторопливые движения. Она убрала за ухо пряди, освободившееся из косы и с невозмутимым видом направилась в сторону своих компаньонов.
- Стоило вас только одних оставить... - улыбнулась охотница в ответ Маркусу. Невысказанные вопросы чувствовались в воздухе, густо пахнущем жаренным мясом.
Илиит заглянула в серые глаза наёмника.
- Да, телегу это я конечно очень зря пропустила. - она потянулась через стол и пододвинула к себе его кружку с кисловатым элем, плескавшемся где-то да донышке.
Недоверие Варнама было так же очевидно, как и неприязнь к нему охотницы. Нельзя так быстро забыть его фокусы с рунной магией… И поэтому обострять настроение не стоит.
- А в целом, смотрю, у вас дела неплохо идут. - Илиит окинула взглядом остатки роскоши и уже собиралась задать вопрос о выборе пути до Серебрии, но её вовремя прервала служанка, втиснувшая заказ прямо под нос. Лишнее любопытство явно насторожит гнома ещё больше.
Охотница снова посмотрела на Маркуса, надеясь, что он догадается рассказать об их планах сам.

офф

Мои извинения дорогим компаньонам, Маркус и Айга, мой реал какой-то безумный, но я стараюсь не исчезнуть в нем совсем

Отредактировано Илиит Бергер (2016-07-11 12:35:51)

+2

11

Маркус с сожалением проводил взглядом отобранную у него кружку с элем, переместившуюся к противоположной стороне стола, но охотнице он был готов простить даже утянутую тарелку с едой, если бы та решила отобрать и ее. Уже потому, что еще немного и он бы оказался в ситуации, когда встать из-за стола - подвиг, равносильный битве с невыспавшимся разъяренным драконом, которому наступили на хвост.
- Да вроде не жалуемся, - кивнул он. - Хотя может потому, что сил на это уже нет. Телега-то это только начало было. Представляешь...
И Маркус начал рассказывать про склоку с горшечником (как-то случайно преуменьшив свой вклад в ее раздутие до драки), про вовремя вмешавшихся Эйслин с Брэндтом и про поиски вместе с ними таинственно пропавшего гнома... В общем, про все произошедшее с момента расставания с охотницей. По ее сподвигнувшему на рассказ взгляду он догадался, что от него ждут скорее пары слов про будущие планы, но все равно начал с дел минувших. Собирался с мыслями.
- Выглядываем мы из кустов, значит, а там целая поляна каких-то хмырей болотных! Воткнули Варнама в дупло какого-то бревна, навешали на него всякого, чуть ли не грибы в уши затолкали и пляшут вокруг, лапами перепончатыми махают. Так радостно, как будто добрянка у них на завтрак, ужин и еще на перекусить... Я зря высунулся, правда. Мне кто-то из этих жабьеглазых палкой зарядил издалека, как увидел. Тоже очень радостно. Вот сюда прямо, - Маркус поморщился и ткнул пальцем в здоровенный синяк на лбу. В меткости тем уродцам было не отказать. Как и в последующем гостеприимстве.
- Я еще ойкнуть не успел, как к нам троим уже целая орава набежала, из всех ближайших кустов повылезали. А они мелкие такие, даже ниже его, - Маркус ткнул уже в сторону гнома. - Зато как вцепятся, не хуже бабок на базаре, разве что не впаривают ничего и с дубинками наперевес. Я уж думал колошматить будут, но ты бы ви-и-идела...
Маркус буквально не затыкался, живописуя встречу с лесным народцем во всех красках. Как вдруг воодушевившиеся чудики побросали дубинки и бросились обнимать эльфийку, как перед Видаром вдруг побросались на колени все остальные и как перед ним самим с жалобным писком повалился тот меткий метатель палок, в чьих желтых глазах совсем по-человечески читалось все раскаяние мира.
- Мы для них как Десятеро были, только трое и без божественного всеведения. Во всяком случае, я точно не понимал, чего они от нас хотят. Но пока нам тащили морошку в лопухах, усадив на пеньки посреди поляны, это было и не важно. Будь моя воля, я б у них жить остался. Любят, кормят, только сыровато в лесу. Ну согласись, Варна... Не смотри на меня так. Серьезно, не надо.
Маркус в очередной раз вспомнил про мастерство Варнама рисовать коварные колдовские загогулины и успокаивающе поднял руку. Мол, не сердись, старик. И не вынашивай планы мести, а то кого-нибудь другого в компанию искать придется - лишняя трата времени.
- В общем, того метателя палок чуть ли не в жертву приносить уже собрались. Вместе с морошкой. Умилостивить нас. Пришлось останавливать их. С горем пополам совершили обмен - жестами показали, что метателя из болота пусть достают, а гнома взамен отдают. Так и ушли, под печальное ритуальное пение, с гномом наперевес, я все ждал, что платочками нам вслед замахают. Наверное, теперь будут думать, прежде чем швыряться чем попало.
Маркус прервался и к столу как раз подошла служанка, принявшись расставлять аппетитное варево и прочие вкусности перед Илиит. Он воспользовался моментом и наконец оценивающе взглянул на последнюю. От него ведь не укрылось недоверие, сквозившее во взгляде встретившего ее Варнама, и он прекрасно понимал это. Как тут не подумать о том, что их просто-напросто могли выследить - наверняка у охотницы было припрятано в рукаве немало полезных навыков и наверняка она при желании могла бы обменять у преследователей свою безопасность на их с гномом головы.
Но он не думал об этом. Дело было даже не в том, что задерживаться на Перекрестке и торговаться с теми, кому они здорово насолили, рискованно уже из-за самой возможности снова столкнуться со ставшей по их вине погорелицей Морриган и ее молодчиками. И даже не в том, что такие торги были, по мнению Маркуса, ниже охотницы.
Просто плевать ему было на предусмотрительную осторожность и на все остальное. У него так долго не было совсем ничего, на что он мог с уверенностью положиться, что так просто отворачиваться от своей напарницы он не собирался.
- А сейчас топаем в Серебрию, все по плану. У нас же есть план? - выразительно покосился Маркус на гнома, намекая ему, что говорить можно не таясь. - А то Серебрия большая, мне же надо знать, куда тебя вести. А может... и не только мне.
Он не выдержал и не менее выразительно взглянул уже на Илиит, не торопя раскрывать ее собственные планы, но не скрывая желание их узнать.

+4

12

Мёдика вышла стирать белье. Она придирчиво оглядела уже развешенную для просушки одежду, сильно волнуясь. Хозяин гостиницы только что очень строго отчитал прислугу за то, что самому хозяину, в свою очередь, недовольный клиент заплевал воротник: дескать, у него, многоуважаемого деньгоплательщика, куда-то одежда пропала, что за дела вообще?! Куда смотрит обслуга и охрана? Ценнейшие штаны испарились, а заплаты на них, между прочим, были поставлены дражайшей бабулей, почившей всего лишь неделю назад!.. Такое горе, а еще об ушедшей родственнице напомнили…

…в общем, владелец поорал немного прислугу, пригрозил ужасными карами и лишением рабочего места тем, кто мог бы это сделать. Еще и отметил, что в следующий раз стоимость пропажи вычтет из зарплат тех, кто недоглядел…Поэтому прачка-служанка-уборщица, опасаясь, как бы чего не вышло, решила не сводить глаз с вещей, во избежание…
Теплый летний ветерок слабо колыхал чужое исподнее. Благословенные богами пичуги распевали незамысловатые песенки, приветствуя залитый солнечным светом мир.
- Эй, девушка!
Рывком оторвавшись от рубеля, Мёдика охнула.
- Ой, напугали!
- Прости, милочка, не хотел… - Несмотря на теплую погоду, вынырнувший будто из ниоткуда мужчина был в плаще поверх наглухо застегнутой верхней одежды, а нижнюю половину лица скрывал тонкий шарф.
Незнакомец подмигнул девушке красивым бархатным глазом и, подойдя поближе, положил ей руку на плечо.
- Не держи уж злобы, красавица!
- Да чегой уж там… - Сперва насторожившаяся, Мёдика послушно сменила гнев на милость и улыбнулась, - а чего это вы, господин, делаете у нас на заднем дворе?
В ее голосе снова прорезались нотки недоверия. Такой солидный мужчина – и неужто штанцы ворует?
- Да я тут заплутал малость, - доверительно зашептал тот в ответ, подвигаясь поближе к нежному ушку, - я вообще ищу друзей, хочу им сюрприз сделать. Думаю, может, они у вас остановились?
- А, м-м-м, какие они?
- Один гном, только мелкий такой, высохший, старичок,
- умилительно прищурился мужчина, - выглядит угрюмо, но на самом деле очень веселый парень! М-м, потом с ним еще молодой человек…
Незнакомец, возведя учи небу, будто вспоминая, аккуратно взял ручку Мёдики и стал ее задумчиво поглаживать. Гладил руку, а вспыхнули почему-то щеки.
- …молодой человек, внешности обычной, смугловатый, с темными волосами. И еще девица тоже темненькая, высокая… в общем, захочешь – не проглядишь, за глаз зацепятся. Ну что, милая, вспомнила?
- А? – Мёдика, похоже, думала немного не о том, но попыталась прекратить млеть и воскресить в памяти, не видела ли кого похожего по описанию. Спустя минуту напряженной работы мысли лицо девушки вдруг просветлело:
- Живут у нас похожие! Правда, двое их. Паренек с каким-то карликом пересушенным точно тут бродили. Я их еще запомнила, потому что они как к нам ввалились, так сразу болотный дух по всей гостинице пошел, ужасть просто!..
- Ох, то верно они, - мужчина быстро закивал, ласково щурясь. Его улыбка из-под шарфа была едва видна, - Кто тут еще может быть пересушенным карликом. Спасибо тебе, красавица!
Он, широко размахнувшись, обнял прачку, почувствовав, как та пикнула и проглотила дыхание. Мужчина самодовольно ухмыльнулся, ласково провел пальцами по потной щеке жертвы и одним ловким движением нанес ей удар в живот. У Мёдики ослабли колени, и, когда она упала, убийца быстро и беспощадно свернул тонкую шею.

- Ха-ха-ха, - раздельно произнес Варнам, кидая ложку в тарелку, - очень смешная история. Для человеческого деревенщины.
Он дохлебал свой напиток и прошелся пальцами по хилой бороденке.
- План у меня есть, - тихо сказал гном, с большим интересом разглядывая что-то, найденное в этих редких зарослях,- но нам бы уйти отсюда. Поели – нечего светиться. И не надо думать, что у меня с головой не в порядке, - как бы между делом вставил Голдбромм, выдавая волнение, - и так ясно, что не в порядке, но тут даже самый умный поступит так, как я предложил. Скажем служанке, чтобы еду для Илиит принесла наверх.
Он действительно быстро слез со стула и на ходу бросил пару слов подошедшей разносчице, подав заодно деньги.
- Карту бы где-то… - Вполголоса пробормотал гном, отдаленно напомнив сумасшедшего, какого люди встретили впервые на крыше старого дома.

+1

13

Охотница поудобнее устроилась на, совершенно не предназначенном для этого, колченогом стуле и уперлась локтями о стол. Её беспокоило то, как они встретились, будто решение принял кто-то сверху, но ничего поделать с этим уже не могла, поэтому лишь рассеяно вертела в пальцах ободок стремительно пустеющей кружки, вопросительно и удивленно хмыкала, слушая заливистый рассказ Маркуса.
— Врешь же, как предсказатель на ярмарке. — в очередную паузу успела вставить разоблачительный вывод наемница. — Или на пару с Варнамом объелись добрянки? — не менее разоблачительно предположила она. — Пучеглазая болотная страна. Мхм, конечно.
Впрочем, она не то чтобы совсем не верила словам напарника, но всё это звучало слегка… безумно и смешно. Сдержанная улыбка действительно то и дело появлялась на губах охотницы. У Маркуса однозначно был талант кошки. Мрачный вечерок ненадолго, но все же затеплился чем-то сродни уюту. Сочинял ли он сейчас и с какой целью, но тем не менее в какой-то момент показалось, что их троица — это компания старых друзей, которые коротают вечер в тихой таверне. Илиит чуть не рассмеялась, вдруг вспомнив, что ситуация во многом повторяет прошлую. Только теперь прибавился бурчащий бородач,  а вместо леса и костра — таверна и настоящая еда.  Охотница прикончила остатки эля, тряхнула головой и выразительно покрутила у виска.
— Или тебя тот горшечник шибанул как следует по голове, вот тебе и приснилось. — она указала на лоб Маркуса и неоспоримую улику в подтверждении своей догадки.
— Так ведь? — Илиит с серьёзным видом закивала и даже глянула на гнома, уверенная что он с ней согласен.
Уж что-что, а Танаманнское захолустье она знала достаточно, чтобы не упустить из виду загадочный народец, готовый молиться направо и налево. Наверняка.
Мрачный, как туча, Варнам общего настроения не поддержал.
Илиит перехватила взгляд Маркуса.
— Может. — она странно улыбнулась, обещая обсудить свои планы немного позже. А к тому времени, вероятно, почетче их сформулировать и для себя.
К тому же их драгоценный гном уже проворно убирался из за стола, попутно рапоряжаясь ужином охотницы, как и её планами, собственно. Илиит такой поворот разумеется не нравился, но она стоически воздержалась от подзатыльника, отчасти и потому, что Варнам подкупил своей самокритичностью и готовностью платить. Пусть пока что и мелочью, но, в перспективе, это хороший знак для тех, кто собирается получить от него серьёзные деньги. Охотница сплела руки в замок, высоко подняв подбородок, чтобы, следуя примеру гнома, ненароком не показаться его прихвостнем. Поэтому карий взгляд, которым она удостоила плешивую голову Голдброма, был полон снисхождения.
«Ну допрыгаешься, коротышка, я тебя по ногам свяжу и повезу перекинутым через седло, как барана. »
— И давно он такой? — Илиит наклонилась к идущему рядом Маркусу, слегка задев плечом.

Служанку, которой гном только что отдавал указания, окликнули с кухни. Илиит разобрала только как сварливый бабий голос спрашивал куда подевалась некая треклятая лентяйка Мёдика. И девчушка, ещё раз расплывшись вслед плательщику улыбкой, помчалась на зов с обещаниями тотчас отыскать пропажу.

+2

14

Маркус не ответил утвердительно ни на одно из трех предположений охотницы, а последнее, предварившееся покручиванием у виска, и вовсе проигнорировал не менее демонстративно, чем иные девицы отвергают недостойные их знакомства. Весь его вид говорил о том, что негоже обвинять его во вранье и вообще, где в этой его истории хоть одна неправдоподобная деталь?..
Впрочем, он прекрасно осознавал, где. И не собирался портить рассказ настойчивыми уверениями, что именно так все и было, даже если бы имел на то основания. Вместо этого он пожал плечами и хитро улыбнулся охотнице:
- А кого интересует чистая правда?
Пусть произошедшее в лесу так и останется сплетением правды и выдумки. В этом ведь и есть залог хороших историй, которые можно рассказать за кружкой эля и которые еще долго не забудутся, теряя старые детали и обрастая новыми.
Оценив оплаченный Варнамом ужин, Маркус с готовностью поднялся с места. У кого деньги, тот наемников и танцует, все-таки. В разумных пределах, конечно, но предложение не мозолить глаза посетителям вполне в них вписывалось. Хотя явная беспокойность гнома не могла не тревожить.
- Да нет... Как про план упомянул, так сам не свой и стал, - тихо ответил Маркус охотнице и покаянно добавил еще через пару шагов, - Хотя может это я его уже притомил...
Когда они добрались до комнаты, Маркус вошел последним и закрыл за собой дверь, немного задержавшись у нее и прислушиваясь. Беспокойство гнома действительно оказалось заразительным, к чему бы ни относилось. Но в коридоре было тихо, и Маркус решил, что слишком напрягается без повода.
- А у тебя карты нет? - взглянул он на Илиит. Но у той, похоже, дело обстояло так же. - Жаль... Я могу, конечно, пройтись по этажу, порыться в вещах постояльцев... Но это рискованно и долго. Можно конечно спуститься и узнать у местных, но это внимание же привлечет?
Маркус уселся на кровать, машинально поднял оставленное там гномом полотенце, как будто под ним могла оказаться карта, снова бросил его на штопаное одеяло.
- Здешняя дорога явно не до столицы ведет, - через пару секунд раздумий выдал он поразительное умозаключение. - А куда нам вообще надо-то?

+1

15

Илиит придирчиво осмотрела комнатку, которую заняли Маркус с Варнамом, взглядом бывалого охотника: входы, выходы, подозрительные предметы, вещи, которым тут не место. Но захолустная атмосфера успокаивала натянутые и задерганные нервы, девушка устроилась на уголке стола, повыше и с готовностью слушать и внимать гномьему плану застыла с тарелкой в руках.
— В Серебрию. — сварливым голосом ответил Голдбромм наёмнику у двери. — А ещё на меня наговаривают, что старый и котелок с дырой. Сами-то не лучше, даром что молодые.
Илиит недовольно поморщилась и со стороны могло показаться, что из-за очередного упоминания незнакомых земель.
— Карты нет. Откуда ей тут взяться. — охотница резковато перехватила инициативу разговора, не давая Варанаму продолжить, что бы он там ни собирался ворчать далее.
— Баба… эмм, в смысле жена, трактирщика сказала, что отсюда можно выйти на торговый тракт или к реке, на более дикую тропу. Но это только на словах.
Охотница пожала плечами и с хищным видом впилась в кусок жареной баранины, который слишком давно дразнил обоняние, чтобы продолжать церемониться.

Меж тем, пока странная троица заседала в комнатке наверху, работникам трактира вечер омрачила зловещая находка. Пропавшая и трижды обвиненная в лени прачка нашлась. Погибшая, по иронии судьбы, прямо за работой. Мрачного господина, ставшего последним, с кем она обмолвилась словом, во дворе уже и след простыл. Он юркнул через подсобные пристройки внутрь приземистого здания, воспользовавшись тем. Что трактирщик и вся прислуга собралась во дворе охала и осеняла себя знаками богов, просочился в общую гостиную и осторожно осмотрел всех гостей.
— Ну, куда ты спрятался, Голбромм? — практически беззвучно шептали тонкие губы под шарфом. Было намного проще держать бородача под контролем, когда у того вместо рассудка были листья добрянки, теперь же старый хрыч обзавелся телохранителями.
Мужчина в темном плаще поднялся по скрипучей лестнице так, будто снял давеча свои сапоги с эльфа — совершенно беззвучно — и крадучись двинулся по коридору, замирая у дверей и прислушиваясь к голосам.

Покончив с ужином, Илиит свесилась со стола и дотянулась до полотенца, брошенного Маркусом на кровать.
— Ну что, господа. — она тщательно вытерла руки. — Если мы всё обсудили, то пора выдвигаться. Хватит сидеть в этой занюханной деревне слишком сильно похожей на ту, из далёкого детства. Выбор дороги у нас всё равно небольшой. А ещё, пока вы шастали по болотам и били горшки, я раздобыла нам кое-что очень полезное. — охотница усмехнулась, на секунду засомневавшись, придется ли ей отдать лошадь под гнома, чтобы двигаться быстрее.
Больной старик, как ни припудривай, в дороге та ещё обуза. «Ай, да и пусть катается.» Пусть лучше бубнит животине на ухо, чем охотнице.
Приподнятое едой, элем и теплой компанией настроение так и выпирало в каждом жесте и слове Илиит. Она действительно чувствовала себя намного бодрее. Предстоящий путь дал возможность не думать пока о странном и непонятном, и охотница этим с удовольствием воспользовалась.
Она соскочила на пол и в два шага оказалась у двери.
— Кто хочет посмотреть? - рывком распахивая двери настежь, Илиит натолкнулась на темную сгорбленную фигуру, облюбовавшую порог их комнаты, чтобы постоять…
В складках темного плаща незнакомца, после секундной удивленной паузы, сверкнул кинжал, а в глазах совершенно ясное намерение.

+1

16

Маркус шумно фыркнул, услышав гномский ответ. Похоже, Варнам решил не упускать возможность отплатить за последние подколки в его адрес. Признаться честно, каким бы ворчливым ни был этот старикан и как бы ни хотелось поскорее доставить его до места назначения, которое он никак не желал уточнять, без его язвительного чувства юмора дорога была бы куда тягостнее. Знать бы только точнее, куда эта дорога должна привести. Серебрия, все-таки, большая. Впрочем, выпытать конечную точку можно будет, когда они хотя бы до границы доберутся.
- Предположим, баба трактирщика... тьфу, его жена... права насчет тропы. - задумчиво протянул Маркус. - Но лично с меня уже хватило диких троп. Может если за нами и есть хвост, мы его уже сбросили? Лучше по нормальному тракту побыстрее добраться, чем у реки сгинуть без всяких бандитов.
Маркус не был уверен, говорит в нем здравый смысл или усталость от всеврзможных чащоб, поэтому на предложение охотницы выдвигаться откликнулся незамедлительно - в путь так в путь, лишь бы просто идти и не думать ни о чем ответственном. В конце концов, раз Илиит теперь снова с ними, можно спихнуть обязанность выбирать дорогу на нее. Не, ну а что?
- Все хотят, - он вяло помахал рукой и заставил себя встать, искренне надеясь, что под чем-то полезным Илиит подразумевает какую-нибудь магическую штукенцию, способную в мгновение ока перенести на другой конец света. - Эй, бородатый, я же не просто так сказал "все". Передохнули и хватит.
Варнам явно не считал, что хватит, но мироздание было солидарно скорее с Маркусом. Иначе зачем еще было подсовывать под дверь мрачного мужика с ножом? 
Мрачный мужик, к слову, был не слишком рад тому, что дверь распахнулась раньше времени. Но он был готов к неожиданностям и медлить не стал, рассчитывая на то, что его противники не могут похвастаться таким же самообладанием. Умелая рука быстрым движением направила оказавшийся в ней нож в сторону девушки. Но когда имеешь дело с прославленной охотницей Мертвого города, недостаточно быть просто быстрым.
Со своего места Маркус не сразу понял, что происходит - ему понадобилась пара мгновений, прежде чем он бросил Варнаму держаться подальше и вытащил свой нож. Но вступать в ближний бой он не спешил, понимая, что если сейчас неуклюже полезет под руку Илиит, она ему спасибо не скажет. Ну почему, почему нельзя просто от них отстать, перестать гоняться за ними и не пытаться зарезать? Маркус чувствовал, как резко поднялось в нем смешанное с отчаянием раздражение, а вместе с ним и вспыхнуло, быстро нарастая, знакомое ощущение покалывания в пальцах. Он быстро, по наитию, вытянул руку, направил нож в сторону борющихся, будто целясь, и повернул его плоской стороной лезвия кверху. Все его раздражение полыхнуло маленьким ярким сгустком, мелькнувшим по лезвию и стремительно сорвавшимся с кончика ножа, едва охотница оказалась чуть в стороне и Маркусу стало видно лицо мужчины, в которое он и целил, на миг забыв об опасности зацепить саму Илиит. Впрочем, в тот миг он забыл обо всем, кроме поглотившего его желания спалить к Зиароту ввалившуюся к ним незнакомую морду вместе с обматывавшим ее шарфом.

+1

17

Охотница резко отскочила назад, одновременно отводя руку с кинжалом в сторону: застать бывалого наемника врасплох не так-то просто.
— Какого…? - вопросительно прошипела она, вытаскивая своё оружие из-за пояса и почти моментально делая выпад. Человек, скрывающий лицо под шарфом, быстро сориентировался и легко отбил прямолинейную атаку охотницы. Лезвия бессмысленно рассекли воздух. Илиит на секунду вспыхнула яростью, но настолько от этого устала, что отпустила эмоции и возможно впервые могла бы с точностью сказать, на что похожа “холодная голова”. Она развернулась на каблуках, уходя от нового удара. Как же быстр, гад! И тут же перед ней пронеслось что-то яркое и горячее.
Она удивленно замерла, покосившись на зашипевшего противника. Вместо шарфа, да и лица в целом, у него ненадолго образовался настоящий костер, а ещё через секунду пахнуло палёной шерстью и кожей. Он вскрикнул и бросил кинжал, лихорадочно стряхивая с лица пламя и искры.
Охотница повалила его на землю, чтобы не убежал в панике и поднял на уши всю округу. Вряд ли трактирщик будет рад что в его заведении может разгореться пожар на ровном месте.
— Тихо! - шикнула Илиит на придавленного к полу человека. — Тихо, а не то поджарим тебя как перепёлку.
Кинжал охотницы уперся под челюсть незнакомца, растерявшего всю свою таинственность вместе с шарфом. Теперь стало видно худощавое лицо с опалёнными бровями и ресницами, тонкие губы и кривой шрам через всю щеку.
— Где твои подельники?
— Я один. - напряженно прохрипел он, косясь на лезвие, которое мешало ему открывать рот.
— Я тебе не верю.
Охотница перевела взгляд с Маркуса на Варнама и обратно. Уходить надо было немедленно и это понимала вся троица, без исключений.
Непривычно спокойный и властный голос, которым вдруг заговорил Голдбромм, заставил брови охотницы вопросительно приподняться:
— Я вас нанял, поэтому я хочу чтобы вы избавились от него.
— Ты ещё не заплатил, старик. — не преминула напомнить девушка, мрачно понимая что ей снова придется делать грязную работу.
— Моё слово железно, будьте уверены. Сможете уйти на покой раньше времени.
«Ага, на покой в гробу.» мысленно огрызнулась она.
— Заканчивай с ним, хватит разговоров.
Во взгляде гнома отражалась едва ли не королевская власть. Илиит смотрела на него долгим, проницательным взглядом, забыв что под ней очень даже опасный враг, который вполне очухался от потрясения, чтоб стерпеть ожоги и попытаться отомстить, что рядом есть Рикханнер, которого всё  происходящее касается не меньше, чем её саму.
«Да кто ты такой, старый гном?»
— Ладно. - без тени покорности, с неохотой согласилась охотница. Человек без шарфа начал изворачиваться и хватать её за запястья. Илиит рванула руку с кинжалом на себя, одновременно придавливая коленом его грудь до неприятного хруста.
— Не знаете с кем связались, он вам лжет. — злорадно усмехнулся человек, с трудом хватая воздух губами. — Нам нужен только он.
Охотница, помрачнев сильнее прежнего, захлопнула тонкогубый рот ладонью и мастерски воткнула нож. Незнакомец затих.
— Он нам просто ничего не говорит. — Илиит не сводила черных, как уголья, глаз с Варнама, будто обвиняла его во всех грехах.
— Тебе придется сказать нам, кто эти люди. Иначе можешь тащить свою важную задницу в Серебрию сам. Пошли отсюда уже.
Охотница втолкнула незнакомца в комнату и плотно заперла дверь, когда они покинули помещение и направились в конюшни, где их ждала полностью запряженная и готовая к дороге Пегая.

+1

18

Маркус выходил из комнаты последним. У мертвеца он неожиданно для себя задержался, наклонился вниз и быстрым движением обшарил его пояс. Обнаруженный там мешочек был подстать своему владельцу - такой же слишком худощавый. Но что есть, то есть. Маркус резко сорвал находку, сунул себе в карман и перешагнул через тело. Уже выйдя в коридор и встретившись взглядом с Илиит, Маркус едва заметно пожал плечами, хоть та и не задавала вопросов.
"Ему уже все равно, - практично ответил бы он, если бы вдруг пришлось. - Не нам достанется, так кому-то еще".
От этой практичности было немного противно. Но лишь немного. В конце концов, его почти не тронуло и само убийство. В голове вертелась по кругу лишь усталая мысль о том, что лучше бы Варнам запачкал свои руки сам.
Когда Илиит снова поравнялась с ним, Маркус мимолетно коснулся ее спины, не замедляя шаг: "Когда-нибудь это дерьмо закончится."
Впрочем, сам он уже не слишком в это верил.
Они выскользнули через заднюю дверь, чтобы лишний раз не напоминать о своем существовании ни владельцу таверны, ни прислуге, ни прочим постояльцам. На улице было темно, пусто и тихо, разве что ночной ветер относил в сторону доносившиеся неподалеку истошные подвывания собаки. На самом деле то голосила над Медикой одна из служанок, но откуда это было знать Маркусу. Он забыл об этих невнятных звуках, едва увидел кое-что темневшее около пристройки, за которую нужно было свернуть к конюшням. Присмотревшись, Илиит наверняка бы признала юного конюха, которому она оставила свою лошадь.
Маркус первым оказался около мальчишки, но не успел даже нагнуться к нему, чтобы поглядеть, жив ли тот, как кто-то стремительно метнулся из-за пристройки. Реакция может и спасла, но этого все равно оказалось недостаточно - бок обожгло лезвием. Обожгло и руки, только совсем иначе. Одной Маркус изловчился перехватить запястье напавшего, другой же вцепился мужчине в горло - боль и злость схлестнулись воедино, и вспыхнули под стиснутыми пальцами, обугливая чужую кожу.
Все произошло быстро. Бандит от неожиданности выронил нож и попытался оттолкнуть Маркуса свободной рукой, метя скрюченными пальцами ему в лицо. Но тот лишь зажмурился и замотал головой, изо всех возможных и невозможных сил прижимая извивающегося противника к стене и крепче стиснув хватку на его горле, из которого в последний раз сорвался жуткий хрип, прежде чем глаза мужчины наконец закатились.
Маркус отступил, позволив телу безвольно сползти по стене. На его рубахе была кровь, но все, что он чувствовал - тошнотворный запашок в воздухе и догоравшее в груди пламя.

Отредактировано Маркус Рикханнер (2017-02-01 02:05:50)

+1

19

Охотница вздрогнула от мимолётного прикосновения. Странная горечь всколыхнулась сильнее при быстром вгляде на Маркуса. Из головы не шел его серый взгляд и кошелёк. Она не могла осуждать вора, но чувствовала вину и разочарование, будто чудесный единорог вдруг оказался лошадью из-за неё.
Илиит тряхнула тяжелой головой, прогоняя глупые мысли и понимающе пожала плечами, отвечая Рикханнеру на всё то, что не было сказано.
На улице было свежо и по деревенскому тихо: одинокий лай, далёкий ветер в облетевших ветках деревьев, приглушенное дыхание и возня засыпающей скотины в амбаре.
Илиит не удивилась сваленному под стеной тщедушному конюху, приняв его за какого-нибудь уснувшего пьянчугу, и не торопилась подойти.
Всё произошло быстро, оставив охотницу не у дел, охотница заблаговременно прищурилась глядя на вспыхнувший огонь на улице опалёная плоть пахла не так резко.
Обгоревший человек осел на жухлую траву рядом с конюхом, Илиит шагнула к напарнику, тревожно хмуря черные брови и заглядывая ему в глаза.
— Всё закончилось. — она заметила расползающееся на рубашке тёмное пятно и с досадой цокнула кончиком языка, с трудом сдерживая своё волнение.
— Маркус, — она обхватила его лицо свободной ладонью и повернула к себе. — ты ранен. Зажми рану. Пойдем. — Девушка оглянулась в поисках бородатого груза. Голдбромм деловито осматривал поджаренную тушку. На открытом воздухе опалёная плоть пахла не так тошнотворно, но к горлу охотницы подступил ком. Гном закончил рассматривать неудачливого преследователя и многозначительно посмотрел на Рикханнера. Его взгляд уже не был присполнен прежнего пренебрежения к молодому юнцу, теперь он разглядел стихийного мага.
На лбу охотницы пролегла глубока морщина, означавшая не просто плохое настроение, а самые мрачные размышления. Вся эта история с гномом начиналась ничем не хуже любой другой, но чем дальше шло дело — тем дурнее оно пахло. Илиит не бралась гадать с кем они связались и ко всему прочему начинала по другому смотреть на своего компаньона.
В чем-то её и Варнама отношение к Маркусу было похожим, она тоже видела в сероглазом фокуснике всего лишь хорошего парнишку. Прежде. Теперь что-то поменялось.
Она поудобнее перехватила руку напарника у себя на плече и свернула в конюшни. Единственная лошадь прядала ушами и нервно топталась, растревоженная запахами и незнакомцами. В остальных стойлах было тихо, как-то нехорошо, неправильно тихо. Илиит заглянула за одну из косых деревянных калиток и отпрянула, подскользнувшись на луже крови, вытекающей из стойла, которую оно прикрывало.
— Нам явно не хотели дать уйти. — едва заметно дрогнувшим голосом процедила охотница, выводя пегую лошадь, которую, по всей видимости, попросту не успели подрезать. Илиит с сомнением посмотрела на свою компанию, решая кого усадить в седло: коротконогого старика или раненого парня.
— Я не калека, — самоуверенно фыркнул гном, поймав взгляд девушки.
Илиит бросила ему поводья, предоставляя им самим разбираться с этим вопросом и освободить охотницу на случай, если придется снова отбиваться.
— Нам бы не помешала и твоя магия, старик. — но смотрела Илиит на Маркуса, его изменившиеся фокусы её настораживали и даже пугали.
— Если бы это было так просто, милочка. — недружелюбно огрызнулся Голдбромм.
Вся троица поспешила покинуть пределы таверны и деревушки.

Отредактировано Илиит Бергер (2017-03-06 17:26:51)

+1

20

Желтоватая луна притаилась в собравшихся у горизонта кучевых облаках, с любопытством поглядывая на запоздалых путников, свернувших с утоптанной дороги, и постепенно вылезая все смелее, чтобы не потерять их в лесу.
Оказавшись под сенью деревьев, Маркус тяжело сполз с лошади, не глядя сунул поводья в руку охотнице и молча шатнулся мимо нее в ближайшие кусты. Упав на четвереньки, как если бы его уже не держали ноги, он стиснул зубы и зажмурился, пытаясь перебороть себя, но чем сильнее он старался отгородиться от этого, тем ярче и отчетливее вспыхивали еще совсем свежие воспоминания и ощущения. По телу короткой судорогой прошла дрожь и его вывернуло. А потом снова. И снова.

- ..Ваши человеческие поэтишки еще умудряются воспевать красоту лесов, - как ни в чем ни бывало бурчал в это время Варнам, раздраженно выпутывая из бороды невесть как застрявшую там веточку. – Клянусь всеми королевскими самоцветами, эти болваны должно быть гуляли только по эльфийским садам…
Впрочем, едва поймав на себе взгляд Илиит, советник тут же умолк, продолжив выражать свое недовольство уже без слов, чтобы не привлекать к себе ее внимания, которое ему сейчас было совсем ни к чему: он прекрасно осознавал, что так или иначе ему придется дать охотнице хоть какие-то ответы, но не мог не оттягивать время. К тому моменту, как заметно побледневший парень вернулся обратно, Варнам уже вовсю погрузился в свои мысли, хмуря кустистые брови и отмеривая от всей правды ту малую часть, которую он был готов доверить своим спутникам.

Добытые у жены трактирщика сведения оказались верны, тропа и впрямь вела вдоль речного берега. Ветер набегал на зеленовато-серебристые заросли рогоза, откликавшегося шелестом плотных листьев, чему вторил нестройный хор лягушек.
- Остановимся ненадолго, - обронил Маркус напарнице, спускаясь к реке. - Надо будет пройти как можно больше, когда луна взойдет.
Он упорно избегал смотреть на кого бы то ни было, но в то же время был уверен, что ведет себя как обычно. Почему должно было быть иначе, если все остальное именно таковым и осталось? Обычное небо, обычные деревья, обычная вода, к которой ему трудно было наклоняться из-за обычной и ничем не примечательной раны, которая в свою очередь требовала обычных и ничем не примечательных действий, на которых и можно было сосредоточиться, как будто вовсе и не его сейчас рвало под кустом.
Маркус ополоснул руки, набрал горсть воды, чтобы избавиться от противного привкуса во рту, и задрал край рубахи, чтобы смыть кровь. Порез выглядел не так уж и плохо, если так вообще можно сказать о порезе.
- У кого-нибудь есть чем перевязать?

Кто-то шумно фыркнул над самым ухом Варнама, заставив аж подскочить на месте. Проклятое четвероногое!.. Лошадей гном недолюбливал, а после недавнего случая с телегой даже побаивался, хоть в последнем он, конечно же, никому бы не признался. Отодвинувшись от животины на безопасное расстояние, гном уселся на землю, наблюдая за своими компаньонами.
- Ты, девка, что это за люди спрашивала. Моргановы псы это, вот кто. Слышала небось об Огненном маге?

Отредактировано Маркус Рикханнер (2017-03-20 02:33:13)

+1

21

Лунный свет, пробивающийся через облетевшие деревья, выбелил мрачное, траурное лицо охотницы. Чёрные глаза не отражали ничего, кроме непроглядной черноты затаившихся теней. Илиит была спокойна как погода перед надвигающейся грозой, молчала громче, чем могла бы орать, излучала большую враждебность, чем если бы рвала и метала. В каждом шорохе могли быть шаги, в каждой тени враги. Но её это не особенно беспокоило, вечные неприятности порядком набили оскомину.
Девушка лишь методично переступала с одной ноги на другую, крепко сжимая кинжал в руке, прислушиваясь к ровному, но тяжелому дыханию лошадки, несущей Маркуса и шумному пыхтению гнома, старательно поспевающего за людьми.
Оцепенение оборвалось вместе с тенью фокусника, ввалившегосяв кусты и,с удя по звукам, намеревающегося там оставить все свои внутренности.
Илиит с сожалением поморщилась и тут же бросила на Голбромма испепеляющий взгляд. Тот всё понял. К его же счастью, чуйка у старого советника по прежнему работала.
Илиит думала о том, что надо взять его за бороду и припереть к дереву, вытрясти всю душу из тщедушного тела, а заодно и все ответы, но тихий плеск воды и шепот речных зарослей оттягивали этот момент. Ночь была какой-то долгой совсем неестесвченно теплой.

— Хорошо. — устало обронила девушка, провожая Маркуса взглядом и не донимая больше своим участием. В конце концов она ему не мать родная, сам как-нибудь разберётся. Так думала Илиит, перекидывая пободья на ближайшую ветку старой вербы, а сама исподволь следила за сгорбившимся на берегу силуэтом, как бы он не опрокинулся в воду.
Она постаралась отвлечься на окрестности, которые были сплошь утыканы кустарником и пучками рогоза.
Хорошо, можно не бояться что голый лес выдаст их, случись погоня.
Охотница размяла шею, затекшую от напряжения, повертела в пальцах рукоятку кинжала, косо посмотрела на Голбромма и быстро отвела взгляд, уставившись на ночную птицу, притаившуюся на ветке. Как же хотелось ничего не хотеть! Но Илиит не была инертным человеком, она ворошила ульи даже зная что пожалеет об этом с лихвой. Просто... А вдруг?
Едва раскрыв род, чтобы взяться за гномского вельможу, её сбил с толку вопрос Маркуса и она воспользовалась предлогом без раздумий.
Длинные и непрактичные платья, которые носила Илиит, были не только способом ввести окружающих в заблуждение, но и служили источником бинтов. Девушка отхватила от нижнего, полотняного подола длинную полосу и протянула её напарнику. Неглядя и ничего не комментируя, она сделала вид что занята своей верхней одеждой.
Огненный маг? Илиит нахмурилась, медленно поднимая взгляд на гнома. Рассказы о танаманнском маге едва ли доходили до её ушей, но же мертвогородскую охотницу мало беспокоили дела изгоев. До сих пор. Сейчас же мозг усиленно заработал, выискивая в чертогах памяти всё что хоть как-то касалось этих слухов. Голдбромм явно считал что её это должно впечатлить… Она быстро нашлась что ответить.
— Конечно слышала. Но что ему нужно от тебя?
Голдбромм скрестил короткие руки на исхудавшей груди, девка явно не понимала масштаб действий, может, хотя бы парниша? Гном сверкнул глазами на Рикханнера.
— Что может быть надо перекресточному подонку от важного гнома, м? — как-то вало изобразив скандальный тон ответил Варнам. — Важно только то, что его ребята настырнее и умнее, чем бычные громилы, вот и всё.
Годбромм помолчал, подбирая слова.
— Но я уверен, что вам они по зубам. - гном усмехнулся, с намеком на перемирие.
Охотница фыркнула, разворачиваясь на каблуках. Она даже не могла с точностью сказать, что её взбесило, но разбираться совсем не хотелось. Она стремительно отошла от воды, отсекая от себя всё что мешало думать: запах сырости, запах гари, отчужденность и странную тоску по тому, что мимолётно согревало душу. Она молчала довольно долго.
— Пусть так... Всё равно наша первоочерёдная задача: просто не сдохнуть до утра.

+1

22

Принимая полосу ткани из рук напарницы Маркус мельком, почти случайно, поднял на Илиит взгляд, но та не смотрела на него, и на мгновение всколыхнувшееся было желание заглянуть в эти темные глаза неуверенно притаилось снова, а простое «спасибо» почему-то скомкалось до короткого благодарного мычания, слетевшего в ночной воздух и тут же бесследно растворившегося в звуках леса.
Ссыпав на ладонь остатки пустынника, Маркус оценил на глаз скудность своих запасов и, поколебавшись, отсыпал большую часть обратно. До конца путешествия оставалось всего ничего и в Серебрии можно было бы наведаться к травнику, но, как показали последние события, так далеко загадывать было рано. Сейчас хватит и пары щепоток, просто чтобы не начало лихорадить, остальное лучше приберечь. Слегка разбавив порошок водой, он принялся накладывать получившуюся массу на рану.
«Морган?»
Маркус невольно зашипел, слишком сильно надавив на бок, и недоверчиво оглянулся на гнома. Несколько лет назад слухи о рыжеволосом маге волной прокатились по Перекрестку, взбудоражив немало отчаянных голов и тщеславных душ. Впрочем, что бы впоследствии ни происходило за стенами занятого тем замка, это оставалось тайной. Временами слухи всплывали вновь, иногда недвусмысленно намекая на то, что власть Моргана в Серых землях была куда сильнее, чем многим казалось, иногда же обрастая какими-то невероятными домыслами. Но чтобы тот вмешался в дела Миндорры? Быть может, за действиями мага и правда стояло что-то большее, чем дележка власти в Таннамане, как всегда казалось не слишком интересовавшемуся всем этим Маркусу.
- Ну, еще не утро, но пока подыхали не мы, - устало усмехнулся Маркус, услышав слова охотницы. Наконец управившись с повязкой, он одернул рубаху и пощупал сквозь нее перебинтованный бок, прислушиваясь к ощущениям. - Это не может не…
Радовать? Обнадеживать?
Усмешка сползла с его губ и он неопределенно махнул рукой, не знающий, как закончить.
- И все-таки, как удобно, что ты говоришь о перекресточном подонке только сейчас, - вместо этого бросил он гному. – Мне, в отличие от тебя, на Перекресток еще возвращаться, если что.
Варнама это явно не смущало.
- Если что, - резонно напомнил гном, - вы оба могли остаться в канализации, дожидаясь наших преследователей вместе с некой злобной каргой. Я вас насильно не тащил.
Маркус сплюнул и отвернулся. Луна потихоньку выползала из-за облаков, облака же неспешно ползли по небу, подгоняемые слабым ветром. Он сам предложил подождать, пока луна не взойдет выше, но что-то подгоняло его пуститься в дорогу прямо сейчас, не выждав и получаса. Когда занят лишь тем, что смотришь себе под ноги, чтобы не споткнуться о корни или не угодить в колдобину на тропе, не  приходится думать ни о том, что осталось позади, ни о том, что ждет впереди. Он снова мельком взглянул на охотницу, и снова что-то всколыхнулось, тут же погаснув и едва ли дав осознать себя. Но даже смутного намека оказалось достаточно, чтобы Маркус ухватился за поводья, все же решившись поторопить остальных и отправиться в путь.
- Ладно. Раз эти ребята настырные и умные, задерживаться не стоит. И лучше держаться подальше от поселений, когда выберемся отсюда. Если повезет, будем в Серебрии. Куда там выводит тропа?..
О том, что оторваться можно от преследователей, но не от себя, он старался не думать.

+1

23

— Гномская изворотливость во всей красе. — хмыкнула девушка, разделяя недовольство Рикханнера, но по прежнему избегая зрительного контакта.
Усталая и ленивая перебранка растаяла так и не набрав силу. Никто не рвался тратить остатки душевного равновесия и, что более важно, у каждого была тема, которой касаться не хотелось. В ответ Маркусу охотница небрежно пожала плечами. По заостренным крыльям носа и уголкам губ даже ночью можно было понять, что она растеряна и крайне этим раздражена.
— В Серебрию. — с издёвкой в голосе бросила Илиит и тут же пожалела, что не сдержалась. Она не хотела поддерживать градус общего нерва, но не могла остановиться. — Всё, что находится южнее — мне незнакомо. Полагаюсь на вас, светлейшие господа.
Девушка картинно скрестила руки, поёжившись от речного тумана, незаметно сгущавшегося над водой. Лунный глаз снова вырвался из облаков и, вскользь отразившись ярким бликом в темной радужке охотницы, подсветил проторенную дорогу, змеящуюся вдоль берега. Охотница пошла вперёд, уверенно наступая на жухлые травы и не обращая внимания на время от времени чавкающую под сапогами влагу. Интерес танаманнского мага к важной шишке из Миндорры, говорил Илиит, что дело пахнет чем-то государственным и взывал к её алчности и тщеславию. Надо просто захлопнуть варежку и наблюдать, собрать всю возможную информацию и вот он, призрачный и в то же время реальный шанс завладеть тайнами светлых - лишь руку протяни.
Попытки охотницы удариться в сладкие фантазии оборвала ветка, хлестнувшая по лицу.
— Проклятье. — прошипела Илиит, потирая щеку. Глаза разуй. - рявкнула она про себя и упреждающе оглянулась на спутников: даже не думайте ржать мне тут!
Небо меж тем прояснилось и луна, поднявшись над горизонтом, светила довольно ярко, чтобы путники не убились, запнувшись за корягу. Дорога изредка пропадала совсем, а потом снова раздавалась в ширь, так что можно было поравняться с лошадью, а не растягиваться вереницей.
Охотница искоса посмотрела на гнома, пытаясь разгадать кто он и что можно с этого поиметь. Голбромм вдруг резко обернулся к ней и вперился двумя лихорадочно поблескивающими пуговками-глазами, запавшими в тени под кустистыми бровями.
— Дурной у тебя глаз.
Будто знал что она думает.
— Ты даже не представляешь насколько.
Илиит вскинула подбородок. Чертов старикашка становился всё более непредсказуемым и… опасным. Что мешает ему кинуть их на границе? Или сдать в Серебрии как тех самых негодяев, которые его пленили?
Хорошо бы в такой ситуации быть уверенной в напарнике. Илиит вздохнула. Понимая, что раздражение остыло, а непонимание останется до тех пор, пока они не решать с  этим разобраться. И лучше это сделать до того, как перед носом замаячит Серебрия.
Ночь клонилась к утру, а Танаманнн перетек в Светлые земли.

+1

24

Обмен колкостями между Варнамом и Илиит оторвал Маркуса от бездумного сосредоточения на монотонной ходьбе и то стихающей, то вновь тупо пульсирующей под тугой повязкой боли, и вызвал тяжелый вздох. Пегая грустно фыркнула в ответ. Не то чтобы до этого с гномом велись крайне вежливые беседы о высоких материях, полные взаимоуважения, симпатии и доверия, но теперь любое резкое слово, проскакивавшее между кем бы то ни было, заставляло чувствовать себя особенно неуютно.
Не одна Илиит понимала, что молчание, прибившееся к ним четвертым спутником, было весьма далеко от той его редкой разновидности, когда слова вовсе не требуются, а то и вовсе мешают понять друг друга. Оно шагало с ними в ногу, замечая каждый взгляд, каждый поворот головы и тут же оказываясь рядом, спугивая все, что готово было сорваться с губ, если только то не были раздражительные проклятья в сторону непонятно с чего шарахнувшейся в сторону лошади, трудного участка тропинки или очередной застигшей врасплох ветки, вроде той, от которой получила по лицу Илиит. Оно следовало за ними как следует тень – не спрашивая на то разрешения и не отступая.
Но кому как не вору и охотнице было знать о том, как бывает опасно игнорировать то, что скрывается в тени?
Маркус поудобнее перехватил поводья и подошел поближе к напарнице. Не выдерживавший долгой ходьбы Варнам успел приотстать, ковыляя позади и стараясь держаться вне досягаемости лошади.
- Сильно треснуло? Веткой-то, – зайти издалека оказалось проще. Тень-молчание ничего не заподозрило, позволив собраться с духом и не отвести глаз, как тогда, у реки.
- Если что-то пойдет не так, защищать я не гнома буду, - вдруг очень тихо, с мрачной решимостью вырвалось у него. – Но он, все-таки, мою шкуру спас тогда. Иначе отрава меня прикончила бы. Верю я ему или нет, но не довести его до конца не могу, понимаешь?
Он снова уткнулся взглядом в тропу впереди. Похоже, она должна была скоро вывести их к границе леса. Деревья вокруг начинали понемногу расступаться, кустарники становились все реже.
- Хотя лучше бы не случалось, - пробормотал он тут же. -Я…
Молчание спохватилось, почувствовав неладное, но было уже поздно.
- Я немного боюсь. Того, что снова могу сделать и с кем, - еще тише прозвучало то самое, в чем Маркус совсем не хотел признаваться и от чего зря надеялся убежать. - Я даже не знал, что вообще могу.

Отредактировано Маркус Рикханнер (2017-04-13 05:14:05)

+1

25

— Не сильно. Обидно.
Илиит усмехнулась, невольно потянувшись к скуле, где едва ощутимо горел след от хлесткого удара.
Повисшая над всей компанией неуютная тишина оцепенела. Приглушенный, твердый голос Маркуса заставил охотницу напряженно сощуриться, вглядываясь прямо перед собой невидящим взглядом. Губы тронула неопределённая полуулыбка. Не гнома… Себя? Меня? Нас? Она скептически вздохнула, молчаливо впитывая горьковатый привкус своих мыслей.
Тяготившая тень едва ретировалась, испугавшись решительности Маркуса, но воспользовавшись заминкой Илиит, снова нависла, грозясь растолкать их по разным углам.
— Да. Кажется понимаю. — охотница обернулась к напарнику, чуть склонив голову к плечу и кивнула. — Только конец этот может тебе не понравится. — поделилась она своим мрачным опасением.
— Дело не в том, что мне он не нравится или... — она набрала в легкие воздух, подбирая правильные слова. — Поверь мне, Маркус, корона играет в тысячу раз грязнее самого ушлого наёмника. К этому ты готов?
Лес расступился и легкий ветер загулял между редкими стволами деревьев, дернул путников за одежду, встрепенул жесткую лошадиную гриву.
Илиит взяла паузу, дав возможность напарнику подумать над её словами, но у него на душе было ещё кое-что и признание, сказанное так, будто было украдено, оказалось достаточно неожиданным.
Четко обрисованные крылья её носа напряглись, вдыхая запах палёной шерсти, который теперь всюду мерещился. Отчуждение снова придвинулось ближе, навалилось на плечи неиллюзорным грузом, едва почуяло, что Илиит собирается отмахнуться, усмехнуться и сказать что-то несущественное. Но нет, нельзя, она понимала, что это будет поступок малодушный и глупый. Ещё и на чужой территории, в незнакомом, враждебном крае.
— Никто не знал. Не стану тебе лгать, меня это...
Утоптанная дорога вильнула вокруг старого бука и зарослей боярышника, Маркус с Илиит оказались на небольшой опушке, лошадь шарахнулась, что-то почуяв, Варнам очень удачно отстал и оставался за поворотом.
— Стоять!
Илиит по наитию поймала ладонь Маркуса, мимолётно её сжала. Я всё равно на твоей стороне.
Ей не дали договорить и вряд ли дадут в ближайшее время. Было важно закрепить то, что между ними образовалось. Будь то взаимопонимание, доверие или даже дружба.
В серой предрассветной дымке отчетливо вырисовались казённые арбалеты и нечищенная кольчуга.
— Оружие на землю и на колени оба! — снова рявкнул сорванный, сиплый голос одного из людей.
— Возьми лошадь. — он кивнул высокому, долговязому парнишке с курчавой копной непослушных волос.
Илиит бегло окинула их взглядом, рефлекторно заводя руку за спину, в поисках кинжала. Солдаты! Вдруг ясно поняла охотница, наталкиваясь на одинаковые нашивки: солнце и корона на грязных, истрепанных сюрко. Она не успела ни вступить в бой, ни благоразумно выждать — тяжелая рука рухнула ей на плечо и толкнула вниз, кто-то пнул в спину и обезоружил.
— Я сказал оружие на землю, что не ясно?
Сиплый командир обернулся к парню в светлой рубахе, хватая его за загривок.
— Кто такие? - сопроводив вопрос сильным тычком в бок, он ждал немедленного ответа.

+1

26

Пускай Маркус не был уверен, что готов к тому, насколько грязно способна играть корона, поведение ее рядовых защитников пока вполне вписывалось в рамки его ожиданий. Стиснув зубы, он дернулся от полученного под ребра тычка.
- П-путники мы, - наконец выдохнул Маркус. Его нервы были натянуты не хуже, чем тетива арбалетов, лишний раз напоминавших о том, что далеко отсюда ноги не унести. К счастью, во встрече с солдатами, а не устроившими засаду разбойниками, было одно преимущество: солдатам от них нужны были всего лишь ответы. Об этом он и напомнил себе лишний раз, пытаясь дышать поглубже и унять покалывание непослушной магии а пальцах. В поисках ускользающего самообладания он уцепился за недавнее ощущение ладони охотницы в своей. Сорваться снова сейчас означало поставить под угрозу не только свою жизнь.
- А я уже подумал, что единороги, болван, - сильная рука, державшая крепко и уверенно, хорошенько его встряхнула. – Откуда, куда и зачем?
- Из Танаманна, - незамедлительно признался Маркус. - В Серебрию. Путешествуем.
Вот и попробуй уличить во лжи. Только вот с деталями проблема, но боги тому свидетели, проблема тут была со всем этим «путешествием», будь неладно оно само и вовремя затаившаяся где-то в кустах борода того, кому оно обязано своим началом.
Едва почувствовав движение у себя за спиной и не дожидаясь живительных зуботычин, побуждающих к подробностям, Маркус торопливо продолжил:
- Мы это… - Серебриец у него за спиной выжидающе замер снова. – Это…
Успокаивало то, что на их лбах не было написано «танаманнский вор» и «мистерийская охотница». Тревожили – что прочитать по их виду можно было что-нибудь не сильно благонадежнее. И ладно если только виду! Обыщи и радуйся - лишний кошель, метательные ножи…
- Артисты мы бродячие, - не моргнув глазом закончил Маркус,– вот и странствуем там да сям. Я фокусы всякие показываю. Она вон, - он кивнул на Илиит, - ножи метает. Вы б видели, без труда попадает в яблоко на моей голове с десятка шагов!
Раздался короткий сиплый не то смешок, не то кашель.
- А что, в последний раз промазала? – поудобнее перехватив его за загривок, сиплый метко ткнул ему в раненый бок.
- … твою! - сдавленно выругался Маркус. Неприятное покалывание перешло и на ладони, заставив его сжать и разжать кулаки. – В трактире порезали, вот что...

Тем временем, потыкавшись мордой в кудрявого парнишку, Пегая поняла, что ничего вкусненького у того не припасено и разочарованно фыркнула ему в ухо. Она немного постояла на одном месте, отбиваясь хвостом от назойливой мошки. Переступила с ноги на ногу. И, в конец заскучав, решительно потянула солдатика к кустам поблизости. Таким сочным, аппетитным и…
А кто это там так осторожно выглядывает из-за вон того ствола? Не то ли прелюбопытное существо, которое так весело шарахалось от нее всю дорогу, а потом внезапно исчезло? Насторожившаяся было Пегая радостно заржала своей находке и окончательно шарахнулась в ту сторону.

Отредактировано Маркус Рикханнер (2017-04-13 05:48:59)

+1

27

— Эй, полегче, солдатики. — Илиит исключила из своего тона привычную самоуверенную наглость, не собираясь нервировать и без того резких стражников. — Ему ещё работать, я не собираюсь за двоих пахать.
Охотница бросила украдкой взгляд на руки Маркуса и удостоверившись что там не разгорается очередное убийственное пламя, облегченно выдохнула. Это придало наигранной обиде переживаниям ещё большую убедительность и глава отряда опустил, занесённую для следующего пристрастного вопроса, руку.
— За дело, стало быть, порезали? — оскалился он в лицо фокуснику. — Ваша братия те же воры, только с плясками. — он хохотнул, ожидая что подчиненные подхватят веселье.
А вы те же бандиты, только в одинаковых портках.
— Мы берём только то, с чем зрители готовы расстаться. — елейно уверила метательница кинжалов, неожиданно вжившись в роль артистки.
Илиит довольно мило улыбнулась, если не заглядывать в мрачные глаза, наполненные презрением и раздражением. Главный хмыкнул, видимо, учуяв сарказм, и поудобнее перехватил рукоятку казенного меча, болтающегося в ножнах. Несмотря ни на что, травить шутки с бродягами было ниже его статуса.
— Проверь седельные сумки. — кивнул он курчавому солдату.
И у Илиит шевельнулось нехорошее предчувствие. Но лошадь вдруг дернулась и напористо рванула к кустам.

Голдбромм, как мог, тихо подобрался к прогалине и хмурился на происходящее. Вот только солдат им ещё не хватало, а так всё было. Если бы у него были силы, он был в два счета окрутил их рунами и оставил лежать на жухлой траве как поленья. Но сил не было.
Гном озадаченно почесал бороду, сплюнул на землю и пытался сообразить сможет ли обойтись без наемников. Из глубоких, напрочь эгоистичных и немного трусливых раздумий его выдернула пегая морда, разверзшая кусты и радостно фыркнувшая на него теплым, овсяным духом.
— Да, чтоб тебя! — завалившись назад от неожиданности воскликнул Варнам, вытаращившись на наглое животное и курчавого подонка, подскочившего вслед за ней.
— Эй, смотрите! Тут ещё один. - кадык на тонкой шее восторженно прыгал в такт каждому слову.
— Да чего орать, не сундук с золотом нашел, охламон!
Гном покряхтел, поотмахивался руками, поворчал и поругал людей и лошадей, на чем свет стоит, но в итоге был вытянут из кустов и присоединен к схваченной парочке.
— А это кто, акробат ваш?
— Гадалка!
— сердито буркнул Варнам, сложив короткие руки на исхудавшей, но всё ещё широкой груди.

Илиит с тревогой думала о седельных сумках. Она их не проверяла… и одному Зиароту ведомо что в них может оказаться, а солдатам только повод дай. К счастью Варнам прекрасно отвлекал всех руганью и объяснениями с главой отряда, пока тот вдруг не обернулся к курчавому с пегой лошадью:
— Так ты всё проверил? Или ждешь пока Отец-Солнце и регент придут и сделают всё за тебя?
— Могли бы и эля нам принести заодно. — пробурчал кто-то за спиной пленённых артистов.
Курчавый парнишка торопливо запустил долговязые руки и принялся выуживать из сумок всё их немногочисленное добро. Мусор, мусор, мусор. — мысленно отмечала Илиит, коршуном вперясь в руки солдата.
— А это что? - удивленно разглядывая запечатанный темным сургучом пергамент, воскликнул он, заставив затылок охотницы сжаться от холодного ужаса. Ничего хорошего печати не предвещают.
Охотница раздосадовано прикрыла глаза, ругая себя за лошадь, за усталость, за лень. Надо было перетряхнуть всю сбрую, прежде чем ехать дальше. Она с горечью глянула на Маркуса. Моя вина.
— Что это? - выдернув у курчавого пергамент и, сунув его под нос Рикханнеру, рявкнул сиплый офицер.

Отредактировано Илиит Бергер (2017-06-02 12:52:40)

+1

28

Маркус старался прислушиваться к объяснительной брани гнома с командиром отряда, чтобы не ляпнуть потом что-нибудь противоречащее. Но моментами голоса буквально сливались в один и слова ускользали от его понимания. В лесу ноги словно передвигались без его участия, шаг сам следовал за шагом, но чем дольше он стоял на месте в томящем ожидании никак не выносящегося решения, тем больше хотелось просто опуститься на землю, устроиться поудобнее, закрыть глаза и заявить: «Вы это… разбудите, когда разберетесь, пожалуйста».
К счастью, до этого не дошло. Восклицание одного из солдат заставило его собраться и кинуть быстрый взгляд на находку, послужившую причиной этому неподдельному удивлению. Да, хотел бы он сам знать, что это. Маркус поймал взгляд охотницы и слабо усмехнулся ей. Если они выберутся из этой передряги, надо будет предложить сходить к какой-нибудь бабке из тех, что снимают порчу, сглазы и проклятья. Не иначе у кого-то на них двоих наточен острый такой зуб. Тридцать три несчастия и пара неприятностей вдобавок.
- Не знаю, - честно признался он, скосив глаза на оказавшийся под носом пергамент. И уже не совсем честно пояснил, – Я эту лошадь выиграл.
- Выиграл?
- В кости.
- И бывший владелец, конечно же, ничего из сумок не забрал.
- Не успел. Я очень спешил уехать.
- Спешил, значит?
- Понимаете ли…. – Маркус мгновение помолчал, вздохнул и поднял глаза на офицера. Что уже было терять? – Возможно, меня и правда порезали за дело. Возможно, я… знаете… выиграл эту лошадь не очень честно.
Ответом ему был испытующий и давящий взгляд, который, казалось, был способен если не прочитать мысли Маркуса, то заставить его самого раскрыть ложь и заодно признаться во всех прочих грехах – в том числе чужих и даже никогда не совершавшихся.
Но не пришлось.
Все произошло довольно быстро. Короткий вскрик парнишки, испуганное ржание вставшей на дыбы Гнедой. Тяжелая рука оттолкнула Маркуса в сторону, блеснул вскинутый арбалет и выпущенный болт метко нашел свою цель. Лязгнула скрещенная сталь и второй из нападавших проиграл быструю схватку с оказавшимся на пути между ним и Варнамом солдатом. Его вой разнесся над поляной, когда он оказался на земле, корчась от боли в распоротом брюхе. Третьему повезло больше. Арбалетный болт просвистел над его головой, позволив подобраться к вскочившей на ноги Илиит. Но на этом его везение закончилось. Метать ножи, как оказалось, здесь умела не только охотница.
На поляне снова стало тихо, если не считать затихающих хрипов раненого в живот. Кажется, добиться ответов склонившемуся над ним солдату не удавалось.
Маркус поймал на себе направленное острие второго из ножей. Проследил за напряженным взглядом командира и позволил разгоревшемуся в руках пламени мягко угаснуть. Он даже не почувствовал, когда оно успело там появиться.
- Кто это был? Разбойники? – спросил Маркус. Сам он, впрочем, знал ответ. Он уже видел эти темные плащи и шарфы. Похоже, люди Огненного мага почувствовали, что упускают добычу, раз решились на отчаянный шаг.
- Возможно.
Острие задумчиво покачнулось, но все же опустилось.
- Смотрите-ка, жив ваш сопляк, - донесся голос гнома. Мужчина наконец отвел взгляд от Маркуса и обернулся. Кудрявый парнишка растерянно сидел, ощупывая разбитую голову и явно не понимая, что произошло.
- Поднимайте его, - хрипло скомандовал офицер своим, пряча нож за пояс и поднимая арбалет. – Обыщите тела и отправляемся. Вы, - он поочередно ткнул арбалетом в Маркуса, Илиит и Варнама, - идете с нами. И чтобы без… фокусов. Понятно?
Маркус молча кивнул и, улучив момент, снова переглянулся с Илиит. Он был почти уверен, что она думает о том же: хорошо бы напавшие на них ребята гораздо тщательнее подходили к содержимому своих карманов, чем они.

+1

29

... идете с нами. И чтобы без... фокусов. Понятно?
— В Серебрию? - на всякий случай уточнила метательница кинжалов.
— Куда скажу, туда пойдете. - отрезал офицер.
Охотница пожала плечами, спорить с вооруженными солдатами было бессмысленно.

Оставшийся путь уставшая компания провела под конвоем и странным образом Илиит нашла это удачей. У них была стража, отдаленный, но жаркий костер, спокойный сон под присмотром вооруженных солдат. Подозрение офицера никуда не делись и загадочное письмо здорово оттягивало его карман, подмывало вскрыть, но он почему-то воздерживался и только косо поглядывал на бродячих артистов и полоумного старика.
Любопытно, что нашли солдаты в карманах “разбойников”. Илиит не отказалась бы узнать кто они и почему так настойчивы. Всё дело в гноме или они с Маркусом умудрились попутно подцепить ещё чьи-то тайны?
Варнам с каждым днем становился всё более шумным и скандальным, требовал к себе особого уважения и рычал на солдатню будто они его лакеи. Его ободранная борода и черные круги под глазами никуда не делись, но безумие в маленьких, глубоко посаженных глазках постепенно таяло.

— Послушайте, я не знаю что это за бумажка. - устало повторила Илиит очередному допросчику.
— Мой напарник уже всё вам рассказал и я ничего нового не могу добавить.
— Меня не интересует бумага, расскажите про вашего друга.
Напротив неё сидел строгий, непримечательный человек в темном, очень сдержанном камзоле. Наметанный глаз отметил что ткань не из дешевых, хоть и выкрашена в унылый коричневый тон. Ей совсем не нравилось, что вопросы задает не амбал-стражник с недельной щетиной на помятых щеках, а этот аккуратный, вдумчивый тип. Видимо письмо вскрыли и за дело взялись службы посерьёзнее.
— Где и при каких обстоятельствах вы встретили его?
— Фокусника? Гнома? Лошадь? - несдержанно огрызнулась девушка, утомленная этим разговором. Да про каждого можно было рассказать историю достойную кувшина эля и долгого вечера у костра.
— Гнома. Господина Голдбромма.
— В Перекрёстке. Он набился в попутчики, вот и вся история.
— И если мы спросим у вашего напарника он ответит то же самое?
— Очень надеюсь. Иначе у меня будут проблемы, так? — Илиит вздохнула, облокачиваясь на стол и подпирая голову на сжатые кулаки.
Мужчина кивнул и мягко, по-отечески улыбнулся. Будто собирается наказывать нерадивое дитя за проступок и делает это исключительно во благо.
— Мы не нарушили никаких законов на этих землях. Так почему вы нас тут держите? Думаете мы шпионы? Серьёзно? Шпионы не шли бы напролом через границу, с лошадью расцветки дойной коровы.
— А вы разбираетесь, похоже. — подчеркнуто вежливо ухмыльнулся мужчина.
Он страшно бесил Илиит своими галантными манерами, хотя по всему понятно что его положение позволяет вытирать ноги о спины простолюдинов. Но он держался так, будто они не в занюханной допросной, а на приёме у короля.
— Просто я не дура. — фыркнула охотница и демонстративно уставилась в стену позади аккуратного господина.
Что себе думает этот гном? Где его обещанные друзья и помощники, где награда, в конце концов?! Пока что вместо тяжелого кошеля, они получили увесистый пинок под дых и каменный мешок.
В дверь постучали и Илиит облегченно выдохнула: мужчина в коричневом камзоле заставлял её нервничать, а когда она нервничала, то раздражалась, а когда раздражалась — делала глупости. Вот и сейчас идея выдавить его прохладные глаза большими пальцами казалась очень даже ничего...
В приоткрывшихся дверях показалось щуплое лицо, больше всего подходящее тщедушному тельцу книжного червя, с чернильными пятнами на рукавах. — Вас хочет видеть господин Эренхольм.
Илиит сложила руки на шершавой столешнице и опустила голову, повернув лицо в сторону двери, когда за ней наконец скрылся ненавистный коричневый камзол.
Эренхольм.

+1

30

Маркус подозревал, что успел выучить все забитые грязью трещины деревянной столешницы в перерывах между тем, когда приходилось снова и снова поднимать глаза, чтобы отвечать на осточертевшие вопросы. Поначалу Маркус нервничал, не зная чего ожидать, потом поймал себя на устало-терпеливом тоне, с каким детям порой в десятый раз объясняют, почему небо голубое, гномы бородатые, а кузница - не лучшее место для игр. Надо сказать, допрашивавший его стражник и сам выглядел откровенно заколебавшимся, но старался от души. Смену действующих лиц оба также восприняли с одинаковым облегчением.
Впрочем, ничего резко нового этот гладковыбритый субъект не внес. Разве что повышенный интерес к Варнаму, который Маркус удовлетворять не собирался, отделываясь общими фразами. Он уже начинал раздражаться - или за решетку бросайте или отстаньте. Хорошо хоть не предложил вслух...
"А вдруг предложил?" - лихорадочно начал вспоминать он, когда дверь распахнулась и в ней появилась пара стражников, подступивших к нему и подхвативших под руки. Определенно, его не на вопросы отвечать собирались увести.
Маркус похолодел.

Дурное предчувствие не обмануло его как минимум в одном. В том, что ничего хорошего от стражи ждать не стоит. "Такие же воры, только совсем от безнаказанности обнаглевшие", - на тот или иной лад ворчали танаманские обыватели из тех, кому когда-либо доводилось иметь дело со служителями закона, хоть светлыми, хоть темными. Маркус пропускал это мимо ушей, но сейчас готов был подписаться под каждым из когда-либо слышанных слов. Но так как физически это сделать было невозможно, свое скромное мнение он выразил несколькими забористыми словами. Если пропажу отмычек, от которых усердно открещивался и спихивал на еще один выигрыш в кости (авось прокатит - Серые земли же, делали ставки чем могли!), он вполне понимал и принимал, то возвращенный среди прочих мелочей кошелек все же подпортил настроение, изрядно похудев, а иными словами став практически пустым. Снятый с тела в таверне и вовсе пропал, хотя о тех деньгах Маркус жалел не так сильно.
- Ну хоть тебя вернули, - вздохнул он, устало улыбаясь Илиит. Увидеть наконец напарницу оказалось облегчением даже посильнее, чем узнать, что виселица отменяется. Несколько минут назад их буквально по очереди выпихнули на крыльцо под обещание всех тюремных благ, если они еще раз попадутся страже. Как приличный вор, Маркус успокоил их тем, что попадаться больше не собирается. За что и получил прощальную затрещину, от которой теперь звенело в одном ухе, и быстрый спуск еще и с крыльца. Видимо правильно истолковали...
- А гнома нашего, кажется, зажали.
Варнам все не спешил вылетать вслед за ними ни из двери, ни из окна, ни из какого еще проема приземистого здания управления городской стражи. Маркус потер гудящую голову. А стоило ли беспокоиться? Если их с охотницей отпустили, то гнома-гадалку - или кем он там еще успел представиться - тем более должны были. Может его вообще первым отпустили? Маркус подозревал, что гном их ждать не стал бы. А может не отпустили, но тогда пусть пускает в ход свои дипломатические навыки.
- Но вообще, в Серебрию он попал? Попал! Контракт выполнен? Выпол... Тьфу ты, зиаротова бездна!
Последнее, разумеется, было не обращением к Илиит, а всего лишь реакцией на запоздало пришедшее понимание. Где бы ни был гном, одно его должно было радовать - на плате наемникам он сэкономил...
- Хотя ну их, эти деньги. Не знаю как ты, я не уверен, что готов штурмовать серебрийскую тюрьму в поисках этого бородатого засранца, - пробормотал Маркус. - Буду считать, что мы сочлись.
Он не был уверен, что вообще хотел еще раз увидеть Варнама. За спасение своей жизни он с гномом, считай, расплатился. Благодарность тоже присутствовала. И вообще пусть у него все будет замечательно. Но с момента встречи с ним на их с охотницей чудом не седые головы свалилось столько недоразумений, напастей и передряг, что впору было навек заречься вести дела с миндоррскими жителями и находиться к ним не ближе, чем сотня шагов.
Исполнение последнего, правда, немного отложилось, когда из-за угла здания вдруг выкатил экипаж, пронесясь мимо под цоканье хорошо подкованных копыт, и оттуда им под ноги с глухим звяканьем шлепнулось что-то темное. Маркус мог поклясться, что успел увидеть в приоткрытой дверце знакомое бородатое лицо. Оно еще, вроде как, довольно усмехалось.
Маркус изумленно переглянулся с Илиит и потыкал ногой в плотный мешочек. "Человеческим оборванцам на пропитание", - заботливо гласила приколотая к нему записка. А чуть ниже, помельче, было дописано: "Не передеритесь".
Маркус снова поднял глаза на Илиит. Если там деньги...
- Ну что, три четверти мне, остальное тебе? - широко ухмыльнулся он, еще не веря их удаче.

+1


Вы здесь » Renesense » Страницы прошлого » 33 несчастья